Архитектор с чертовщинкой

Публикуем фрагмент из монографии «Архитектор Александр Лишневский», увидевшей свет благодаря инициативе и поддержке Евгения и Юлии Герасимовых.

mainImg
0 В издательстве «Пропилеи» вышла первая монография о творчестве одного из знаковых архитекторов Санкт-Петербурга Александра Лишневского.

В числе авторов книги – праправнучка архитектора Елена Турковская, которая предоставила фотографии и документы из личного архива. В объемном издании больше 300 иллюстраций, включающих современную фотосъемку построек архитектора, а также репродукции проектных и фиксационных чертежей из архивов Петербурга и Кропивницкого, большая часть которых публикуется впервые. Помимо подробного исследования творчества архитектора в издание помещены полный каталог построек и проектов Александра Лишневкого, краткая биография зодчего, сведения о его потомках.

Евгений Герасимов

Александр Лишневский – выдающийся архитектор с необыкновенными зданиями и необыкновенной судьбой. Революция разделила его жизнь на две части: до 1917 года это был успешный небедный человек, у которого большевики отняли все. Но он нашел в себе силы, оправился и вернулся в профессию, продолжил творить. Профессионализм и преданность делу победили все.

Главный инициатор издания книги – моя жена Юлия, она рассказала мне о праправнучке Александра Лишневского – большом популяризаторе его творчества, нашла главного автора – Александра Чепеля, помогала с редактурой и корректурой. Материалы об Александре Лишневском разрозненно собирались несколько лет, мы подключились полтора года назад, и все завертелось. Нашей миссией было объединить накопленные знания и усилия, что и привело к результату.


Книгу можно приобрести в магазине «Порядок слов», а сегодня – 11 ноября, в день рождения архитектора – состоится презентация монографии.

С любезного разрешения Евгения Герасимова и издательства «Пропилеи» публикуем фрагмент, посвященный одной из самых известных построек архитектора в Петербурге.
Монография «Архитектор Александр Лишневский»
Фотография предоставлена бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
Дом для городских учреждений (Городской дом)

1904–1906. Садовая улица, 55–57; Вознесенский проспект, 40–42

Другой крупный петербургский проект Дома для городских учреждений, созданный А. Л. Лишневским в 1903 году, принёс архитектору не только денежную премию за второе место, но и возможность построить это многофункциональное здание в самом центре российской столицы на углу Вознесенского проспекта и Садовой улицы. Конкурсное задание свидетельствовало о значимости постройки: «Здание по внешнему своему виду должно служить украшением города»; однако это важнейшее требование родилось у организаторов конкурса не сразу – оно было вписано кем-то из архитекторов.

А. Л. Лишневский (он взял в качестве девиза поговорку «В тесноте, да не в обиде», отражавшую заданную конкурсом скученность помещений различного назначения) достойно справился со сложным планировочным заданием, и этот факт нашёл отражение в отзыве конкурсного жюри: «Общий приём ясен; дворы просторны, квартиры сосредоточены в одной определённой части строения, отделённой от помещений общественного пользования. Требуемые программой помещения почти все полностью удовлетворяют по размерам и удобно размещены… В общем, эта работа весьма достойная».

Здание составлено из двух выходящих на магистрали корпусов, соединённых по центру участка дугообразным флигелем. Другой соединительный флигель, протянувшийся по правой границе двора, сначала планировалось поставить с изломом, но А. Л. Лишневский скруглил его фасад, и внутренний двор приобрёл более плавные очертания. Архитектор сумел разместить под одной крышей торговые и конторские помещения, городской ломбард с аукционным залом, начальные учебные заведения и камеры мировых судей, типографию и квартиры для служителей.
Дом для городских учреждений. Поэтажные планы. Проект. 1903.
Журнал «Зодчий». 1904. Л. 7

Не подкачал и внешний образ Дома городских учреждений. Общий силуэт здания, по отзыву коллегии судей, «живописен», фасады с «тщательно разработанными» деталями «красивы», архитектурные массы распределены удачно. Из недостатков – лишь «некоторая перегрузка» декором.
Конкурсный проект Дома для городских учреждений. Фасад по Садовой ул. 1903.
Журнал «Зодчий». 1904. Л. 6

Конкурс, суливший высокие денежные премии (первая составляла 3 тысячи рублей) и открывавший перспективу получить подряд на создание рабочего проекта и построить значимое здание, сопровождался закулисными интригами. Не случайно это творческое соревнование получило эпитет «злополучный городской конкурс». В жюри поступали анонимные письма – в некоторых обоснованно указывались недостатки того или иного проекта, другие послания были «весьма некорректны по своему содержанию».

Наконец, объявили результаты. Первое место в конкурсе на проект Дома для городских учреждений занял 25-летний архитектор А. И. Дмитриев. У пришедшего вторым 35-летнего А. Л. Лишневского к тому времени за плечами было 6 с половиной лет работы городским архитектором Елисаветграда. Возможно, именно этот опыт способствовал тому, что право дорабатывать проект и строить здание получил именно он. Постройка была осуществлена А. Л. Лишневским в 1904–1906 годах.

Зодчий сумел сполна использовать выгодное угловое местоположение здания, сделав его заметным акцентом городского ландшафта. Распределяя архитектурные массы, А. Л. Лишневский отодвинул повышенный ризалит по Садовой улице на максимальное расстояние от устремлённой ввысь гранёной угловой башни, которая, благодаря своему чётко выверенному силуэту, «работает» на большие расстояния. Служа своего рода маяком, притягивающим взгляд с многих дальних точек обзора , башня, словно магнит, притягивает к себе и тех, кто спешит к дому с какой-то целью, и случайных прохожих.

При переработке проекта архитектор ещё более усилил вертикальное движение угловой части дома, поставив по сторонам башни небольшие цилиндрические башенки со шлемовидными куполами и придвинув к углу высокие треугольные фронтоны, вершины которых увенчал гигантскими фигурами филинов. Здесь А. Л. Лишневскому помогла первоначальная проектная идея – отодвинуть ризалит по Садовой улице на максимальное расстояние от угла, благодаря чему к угловой части можно было добавить новые архитектурные массы, не рискуя визуально подавить объём бокового ризалита.

Сложное высокое покрытие угловой башни А. Л. Лишневский взял из арсенала барокко: очевидно, барочное венчание было продиктовано архитектурным окружением Дома городских учреждений. Заметное культовое здание располагалось тогда неподалёку – храм Успения Пресвятой Богородицы на Сенной площади (снесён в 1961 году), «фантастический силуэт» которого привлекал к себе внимание «на огромном расстоянии». Со стороны Вознесенского проспекта в перспективе от угла Садовой улицы в сторону Екатерининского канала просматривалась трехъярусная колокольня церкви Вознесения Господня, снесённая в 1930-е годы по капризу судьбы под строительство школы по проекту того же А. Л. Лишневского. Но в начале XX столетия маковки храмов и венчающие элементы Дома городских учреждений по замыслу зодчего вступали в пластическую взаимосвязь, формируя выразительные силуэты городского пространство.
Дом для городских учреждений.
Репродукция из журнала «Зодчий». 1907. Л. 57

Характер стилистики, выбранный зодчим для Дома городских учреждений, «во многом восходил к старинным европейским замкам и ратушам, которые возводились и достраивались в течение долгого времени».

В облике здания отчётливо читаются мотивы готики, хотя собственно «готических» элементов на фасаде немного. Они использованы в оформлении входов в Дом для городских учреждений, а также включены в оформление венчающих частей здания. С различных ракурсов на фоне неба рисуются заострённые щипцы и башенки-фиалы, формирующие его «готический» силуэт. Средневековый облик дома, усиленный черепичным покрытием кровель и куполов, ныне обеднён: теперь крыши затянуты кровельным железом.

Декоративные детали выделяются на гладком фоне кирпичных стен, подчёркивая наиболее важные, с градостроительной точки зрения, части дома: угол, верхний этаж и кровлю. Художественную завершённость зданию придают гербы Санкт-Петербурга. Ту же роль когда-то играли монументальные скульптурные группы «Труд» и «Свобода», установленные в ныне пустующих нишах верхней части башни.
Дом для городских учреждений.
Репродукция из журнала «Зодчий». 1907. Л. 58

«Готические» скульптурные элементы, формирующие образный строй дома, производят подчас шокирующее впечатление. С лицевых и дворовых фасадов взирают маски адских химер. Их злобные каменные морды ощерились в гримасах безмолвного крика. Их хищные лики напоминают о горгулиях, служивших водоотводами на стенах готических соборов. Понятно, что в период модерна для водоотвода применялись иные конструкции, а разверстые пасти демонических химер служили лишь декоративным напоминанием об их средневековых предшественниках. Есть на фасадах и другие существа – реальные и выдуманные: обезьяны, грифоны, злобные карлики, летучие мыши с человеческими лицами. Некоторых из них не видны с улицы, чтобы их разглядеть, нужно через высокую проездную арку проникнуть в дворовое пространство Дома городских учреждений.
zooming
Дом для городских учреждений. Детали скульптурного убранства лицевого фасада. 2009г.
© Фотография А. Чапель
zooming
Дом для городских учреждений. Деталь скульптурного убранства дворового фасада. 2014г
© Фотография И. Смелов

Внутренний двор сложной конфигурации оформлен не менее богато, чем выходящие на улицу фасады. В этом проявляется свойственное стилю модерн повышенное внимание ко всем частям и элементам здания – не существует второстепенных деталей, всё должно работать на единый образ постройки. Изогнутая стена городской типографии (назначение корпуса угадывается по огромным окнам во всех этажах) ритмично разделена гранёными столбами, форма которых содержит аллюзию контрфорсов готических храмов. В начале XX века создавать такую сложную конструкцию ради придания прочности каркасу здания уже не было необходимости – металл и бетон позволяли увеличивать пролёты до необходимых размеров, поэтому зодчий на изогнутом фасаде внутреннего двора Дома городских учреждений лишь имитировал экстерьер готической храмовой постройки.
Дом для городских учреждений. Вид из двора
© Фотография В. Савик

Фасады средневековых готических соборов традиционно насыщены «говорящей» скульптурой. Короли и святые обыкновенно изображались в величественных статичных позах, а человеческие грехи образно и доходчиво воплощались в фигурах инфернальных существ, застывших в неудобных «страдающих» позах. Скульптура напоминала прихожанину о его грехах мирской жизни и безмолвно призывала отречься от них. «Скульптура как бы приросла к конструкции, приютилась на узких консолях, согнулась в нишах, скорчилась на базах опор, приспособившись к тому пространству, где обречена была жить».

Фигурки крошечных гномов-«атлантов» под окнами последнего этажа типографии Дома для городских учреждений в полной мере соответствуют готической эстетике. Эти скорчившиеся мутанты «весьма отталкивающего вида» изо всех сил пытаются удержать давящие на их плечи гранёные башенки.

Опорой же самим «силачам» служат шары, на которых с трудом умещаются ступни этих страдальцев. Если злобные маски на уличном фасаде под грузом башенок хотя бы оскалились, то миниатюрным атлантам и на это не хватает сил: тут бы удержаться на непрочном основании, не свалиться вниз. Но и упасть им непросто: их ноги прикованы к опорам кандалами. Подобных существ можно встретить в Хельсинки, на фасаде «Дома врачей», построенного в 1900–1901 годах по проекту «гельсингфорского трио» – архитекторов Э. Сааринена, Г. Гезеллиуса и А. Линдгрена (ул. Фабианинкату, 17). Здесь массивная башенка поддерживается фигуркой лягушки, распластавшей по фасаду свои перепончатые лапки. Возможно, подобной шуткой финские архитекторы стремились подчеркнуть технические возможности своего времени, когда вынесенные на фасад архитектурные элементы уже не требовали дополнительных наружных опор. Вариацию на эту тему предложил и А. Л. Лишневский, придав некоторым скульптурным образам на фасадах Дома для городских учреждений оттенки готического нуара.
  • zooming
    1 / 5
    Дом для городских учреждений. Вид с угла Вознесенского пр. и Садовой ул. 2012г
    © Фотография В. Савик
  • zooming
    2 / 5
    Дом для городских учреждений. Детали декоративного убранства фасадов. 2012г
    © Фотография В. Савик
  • zooming
    3 / 5
    Дом для городских учреждений. Детали декоративного убранства фасадов. 2012г
    © Фотография В. Савик
  • zooming
    4 / 5
    Дом для городских учреждений. Вид с угла Вознесенского пр. и Садовой ул. 2014г
    © Фотография И. Смелов
  • zooming
    5 / 5
    Дом для городских учреждений. Детали декоративного убранства дворового фасада. 2014г
    © Фотография И. Смелов

Готическая (шире – средневековая) феерия продолжается и в интерьерах здания. Стрельчатая арка парадного входа словно поворачивается вокруг оси; её повороту вторят круглящиеся ступени лестницы. Здесь А. Л. Лишневский объединяет готические мотивы с приёмами модерна, стремящегося к визуальной динамике конструктивных элементов. В овальном вестибюле приземистые «пузатые» колонны словно приплюснуты массивными рёбрами крестовых сводов. Эти короткие отделанные красным гранитом опоры сродни мощным устоям средневековых романских замков. Со стен вестибюля на посетителей пытливо взирают мордашки чертенят, скорее комично-гротескные, чем пугающие, а в кованом растительном орнаменте лестничных ограждений угадываются изящные драконы, будто бы слетающие с верхних маршей парадной лестницы.
Дом для городских учреждений Вестибюль. 2020
© Фотография В. Савик

Под занавес 1906 года А. Л. Лишневский завершил строительные работы в Доме городских учреждений; город принял постройку и стал обживать её. Однако через полтора года после сдачи здания в эксплуатацию, летом 1908 года, стены Дома городских учреждений пошли трещинами. Поскольку постройка принадлежала городу, была создана специальная комиссия, призванная ответить на два извечных вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?». Разумеется, перед этим собранием должен был предстать ответственный строитель – А. Л. Лишневский.

Осмотр дома, в ходе которого обнаружились «несомненные признаки, дающие впечатление не совсем правильной постройки», выявил наличие 60 трещин различного размера. Все они были не только запротоколированы, но и сфотографированы, чтобы скрыть их было невозможно.

Дело попало в поле зрения петербургской прессы. Один из корреспондентов «Петербургского листка» сообщал с места событий о том, как при обходе здания один из членов комиссии гласный (депутат) Санкт-Петербургской городской думы П. А. Фокин, возмущаясь обилием трещин, заметил: «Я бы такому архитектору не позволил и будку выстроить!». В ответ А. Л. Лишневский «вспыхнул гневом», бросив: «Скорее можно издохнуть, чем этот дом обвалится!» – отпустив затем «тирады ещё более оскорбительного свойства». Слово за слово, и разговор принял «крайне обострённый оборот». Распалённый архитектор, продолжал свидетельствовать журналист «Петербургского листка», схватил городского депутата за борт пальто; тот, отражая нападение, в свою очередь ухватился за костюм обидчика. Тогда А. Л. Лишневский на глазах очевидцев, «пустил в ход приёмы японского джиу-джитсу и французского бокса», ударив Фокина кулаком в живот. Остальные члены комиссии, «дабы не допустить переход пикировки в драку», вмешались в ссору и своевременно погасили её.

Столичная пресса тут же отреагировала на этот инцидент серией едких статей, фельетонов и карикатур. Заголовки вопрошали: «Как спасти Дом городских учреждений от разрушения?». Обывателей запугивали, что жить в подобных домах, построенных «из манной крупы, клейстера, непринятых драматических произведений и прочего мусора», чрезвычайно опасно. А домовладельцам-заказчикам предлагали при общении с архитекторами обезопасить себя, обзаведясь «бронированным фургоном». С газетных карикатур на читателя смотрел архитектор А. Л. Лишневский, выставивший в окна Дома для городских учреждений крупнокалиберные орудия, превратив тем самым городское здание гражданского назначения в настоящую крепость. На иллюстрации зодчий изображён нарядившимся в античные доспехи, с копьём наперевес стоящим в боевой позе у стены построенного им здания, с явным намерением не пропустить дотошных журналистов, вознамерившихся досконально осмотреть его творение.
zooming
Карикатура на А. Л. Лишневского
Газета «Петербургский листок» от 17.08 и 21.08.1908г

Однако была у этого скандального дела и более серьёзная проблема: каким образом городские власти, имевшие на службе квалифицированных специалистов-техников, приняли постройку, не обратив внимание на допущенные во время строительства столь существенные нарушения?

Встревоженная таким положением дел Санкт-Петербургская городская управа образовала очередную комиссию, в которую вошли известные и авторитетные петербургские архитекторы: П. Ю. Сюзор, Л. Н. Бенуа, И. С. Китнер. Комиссия вновь скрупулёзно осмотрела здание и вынесла решение в пользу А. Л. Лишневского. В отчёте говорилось, что общее состояние дома «не даёт поводов к опасению в смысле безопасности», а появление трещин объясняется «неравномерностью осадки и разновременностью возведения частей здания при сложности плана, обширности самой постройки и затруднительности условий производства работ». Городское правительство сформировало техническую комиссию, под наблюдением которой был произведен необходимый ремонт. Интересно, что в комиссию вошёл и «оправданный» А. Л. Лишневский, квалификации которого, как оказалось, достаточно не только для строительства собачьих будок.

История с качеством строительства Дома городских учреждений продемонстрировала, что профессия архитектора требует не только художественного дарования и технического мастерства. Подчас, чтобы доказать свою правоту, требуется проявлять характер, а то и осаживать обидчика крепким словом или даже угощать кулаком. Заметим, что взрывной темперамент, неуёмная энергия и упорство в достижении поставленных целей станут чертами характера А. Л. Лишневского на протяжении всей его долгой и плодотворной творческой жизни.

11 Ноября 2020

Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Дворец Советов
В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Зодчество: пять событий
Уже в среду в Гостином дворе стартует юбилейное, тридцатое «Зодчество». Рассказываем о том, что в этом году будет на фестивале.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.