Архитектура санатория НКТП в Кисловодске: переиздание

Публикуем отрывок книги Моисея Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», переизданной в этом году бюро Ginzburg Architects.

25 Октября 2019
mainImg
0 Моисей Гинзбург был архитектором-мыслителем. Процесс проектирования он превращал в поиск подходов к раскрытию возможностей той или иной типологии, а затем описывал результаты исследований в книгах. Самый известный, и возможно, лучший пример такого жанра – книга «Жилище» (М., 1934), суммирующая работу секции Стройкома РСФСР в области типологии жилья для современного общества: комфортного для человека, способствующего развитию личности и в то же время оптимального в смысле использования пространства.
М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске.
Факсимильное переиздание. Москва, 2019
Ginzburg architects

Но «Жилище» – не единственная книга М.Я. Гинзбурга в жанре, где архитектор, одновременно публикуя реальный проект, делится своими размышлениями и наработками в области определенной типологии. Другим примером стала публикация проекта санатория НКТП – Наркомата тяжелой промышленности – могущественного министерства, распоряжавшегося в 1930-е сорока процентами бюджета страны. Книга интересна также тем, что и проектирование, и тем более публикация приходятся на 1930-е годы, когда в период так называемого постконструктивизма, то есть правительственного поворота к историзму и классике, один из ведущих мастеров архитектурного авангарда Моисей Гинзбург, делая определенные и неизбежные уступки предпочтениям руководства, сохраняет верность принципам модернизма.

Недавно Ginzburg architects выпустило факсимильное переиздание книги М.Я. Гинзбурга «Архитектура санатория НКТП в Кисловодске», впервые появившейся в 1940 году. Издание точно повторяет формат, дизайн и обложку подлинной книги. Приобрести факсимиле можно в магазинах Ozon, Books.ru, Alib.ru.

Ниже публикуем отрывок из книги, посвященный проблемам проектирования санатория, с подробным описанием пейзажа и рельефа территории.
Здесь можно полистать тот же отрывок:

  • zooming
    1 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    2 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    3 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    4 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    5 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects
  • zooming
    6 / 6
    М.Я. Гинзбург. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Переиздание. М., 2019
    Предоставлено Ginzburg architects

Архитектурные проблемы
Пейзаж и рельеф территории
Глубокие продолговатые овраги и долины чередуются с холмами. Балки защищены, нередко озеленены: здесь можно встретить ель, сосну, фруктовые деревья. Зеленые склоны холмов либо мягко спускаются в балку, либо резко обрываются над балкой каменистыми желто-красными кручами, вскрывая геоморфологический костяк Кисловодска.

Когда стоишь в балке, видны только ближайшие холмы. Когда подымаешься на холм, горизонт расширяется, с удивительной наглядностью поясняя природную структуру края. За первой цепью холмов вырастает вторая, за второй – третья, иногда и четвертая. Вдали высятся две белоснежные вершины Эльбруса.

Человек начал с давних пор селиться в балках и долинах. Маленькие домики, огороды и сады занимали защищенные укромные места.

Октябрь создал нового застройщика, воздвигающего в Кисловодске грандиозные и монументальные сооружения: дворцы здоровья трудящихся – санатории и дома отдыха.

Однако в большинстве случаев новый застройщик пошел по проторенным путям, заполняя балки и долины зданиями санаториев. Если застройка балок небольшими домиками имела смысл, то постройка новых санаториев внизу редко бывает удачной.

Балка и долина становятся загроможденными, прилегающие к ним холмы лишаются своих масштабов и рисунка, сами здания выглядят неуклюже и, наконец, задние фасады сооружений близко примыкают к холмам или скалам, образуя плохо проветриваемые, сырые коридоры, непригодные к использованию (санаторий Госбанка, ВЦСПС и др.).

Для строительства санатория НКТП был выбран, непосредственно покойным тов. Серго Орджоникидзе, прекрасный участок в Ребровой балке. Участок этот, кроме того, имеет еще большие пространства наверху, над балкой против «Храма воздуха». Верхний участок был совершенно гол. Нижний же обладал прекрасной растительностью. Именно поэтому, а также под влиянием местных традиций, мы начали проектирование санатория на нижнем участке.

Однако первый же вариант убедил нас в неправильности подобного решения. Был сделан макет застройки на рельефе, и все отрицательные стороны этого варианта отчетливо выявились. Несколько следующих вариантов со смешанной застройкой верха и низа оказались также неудовлетворительными, так как они не устраняли полностью дефектов нижней застройки.

Наконец, мы перешли к полной застройке верхней площадки. Этот вариант казался нам вначале очень рискованным, так как беспокоило отсутствие зелени на этом участке и обилие ветров. Однако это решение оказалось более правильным. Ветры были смягчены; даже удалось создать несколько южных площадок, полностью защищенных от ветра. Озеленение верхнего плато в ближайшие годы еще более изменит его климат.

В конечном счете именно этот вариант обеспечил завоевание для санатория пейзажа, солнца, воздуха, просторов ландшафта.

стр. 3

Задачи пространственной композиции
Основными элементами пространственной композиции санатория являются три корпуса: два режимных (№ 1 и № 2) и лечебный корпус. Вся композиция при первом взгляде должна восприниматься как легко читаемая схема, сложность которой постепенно обнаруживается при внимательном рассмотрении. В связи c функциональной структурой комбината была намечена, как композиционная схема, оптическая симметрия, уравновешенная в основных габаритах силуэта и самых общих принципах и совершенно различная в расчленениях и элементах самих сооружений.

В качестве оси композиции, разумеется, мог быть принят только лечебный корпус. Вследствие важности его функционального назначения определилась и его архитектурная структура. Лечебный корпус в общем плане санатория обычного типа занимает более скромное место.

В нашем проекте он играет особую роль, так как в нем сосредоточены все виды современного лечения, ставящего его в ряд наиболее совершенных советских и европейских лечебных институтов.

Двумя уравновешивающими эту ось силуэтами являются два режимных корпуса: № 1 и № 2. Корпус № 1 состоит из одиночных и двойных комнат, корпус № 2 – из двухкомнатных квартир. Для того чтобы уравновесить корпус № 2 общим по габаритам силуэтом, в корпусе № 1 двойные комнаты выдвинуты вперед. Таким образом, основу композиции образуют: в центре – лечебный корпус, с запада – двойные комнаты режимного корпуса № 1 и с востока режимный корпус № 2.

Вся развернутая композиция имеет общее направление в сторону южного горизонта к наиболее интересной по пейзажу части Кисловодска.

Оба режимных корпуса образуют как бы два распростертых в сторону южного горизонта крыла, охватывающих всю панораму гор с Эльбрусом в центре.

Таким образом, все без исключения жилые комнаты обоих корпусов имеют южную ориентацию, и в окно каждой из них вписывается законченная композиция пейзажа. Наиболее важным моментом, имеющим решающее художественное значение в композиции каждой комнаты, является именно эта рамка окна с пейзажем.

Вся отделка и убранство комнаты подчиняются этому основному фактору и получают смысл только как детали, дополняющие его.

Наконец, немаловажную роль в общей пространственной композиции сыграл учет рельефа Георгиевского плато, на котором построен санаторий.

стр. 5

Плато в силу своей структуры образует среди двух обрывистых скал более мягкую складку, спадающую к нижней парковой части территории. Эта складка, естественно, и была принята за ось всей композиции, где поставлен лечебный корпус и разворачивается главная лестница, соединяющая верхнюю часть территории с нижней. Лестница расположена амфитеатром, естественно укладывающимся на рельеф этой складки. Таким образом объединяются между собой обе стороны отвесных скал и верхняя часть плато с нижней. Однако полной последовательности это решение не могло получить, потому что сама ось этой естественно образующейся композиции не только не имеет продолжения в нижнем парке, но даже оказывается проведенной под случайным углом к оси великолепной аллеи старых тенистых елей.

Нам не удалось полностью преодолеть противоречия, существующего между этими композиционными осями природных ландшафтов, верхнего и нижнего. Продолжение главной лестницы в нижней части парка развертывается уже не по главной оси амфитеатра, а по одной из вспомогательных подъосей полукруглой ниши. Это производит впечатление вполне закономерного и композиционно понятного логического развертывания всей темы сверху и на самой лестнице. Снизу же и на аллее нижнего парка здание остается недоведенным до конца. Необходим целый ряд дополнительных мер, направленных на смягчение наиболее острых углов этой труднейшей композиционной задачи.

Чрезвычайно сложным оказалось также определение периметра застройки в отношении линии обрыва скал. Нужно ли было придвинуть здания к самому обрыву или отодвинуть их вглубь? И если нужно отодвинуть, то как определить – насколько? Только после целого ряда разбивочных проверок в натуре удалось отыскать ответ. Придвинуть здания на самую кромку обрыва было бы недопу-

стр. 6

стимо. Если бы высота соседних скал была заметно больше высоты сооружений, это было бы наиболее эффектным и одинаково благоприятным приемом для выявления взаимных масштабов скалы и самих зданий. В данном случае, при небольшой абсолютной высоте скал, их поразительная масштабность достигается разнообразными линиями излома и самой фактурой пород.

Стоило бы только плотно надвинуть фасады пятиэтажных сооружений на кромку этих скал, как немедленно была бы уничтожена, раздавлена их масштабность – и притом без всякого выигрыша в масштабности самого здания. Отодвинув же сооружения несколько вглубь, и именно на такую глубину, которая снизу скрывает основание сооружения, т. е. отодвигая его в следующий пространственный план и в то же время раскрывая его в достаточной степени, мы приходим к наиболее правильному решению. Скалы не только полностью сохраняют свою масштабность и живописность, но и выигрывают в этих качествах по контрасту с архитектурой, выступающей лишь во втором пространственном плане.

Точно так же и масштабность сооружений возрастает благодаря этому приему.

И, наконец, санаторий обогащается новыми площадками, появляющимися между фасадами зданий и обрывами скал. Эти площадки защищены от ветров и освещаются южным солнцем.

Они заключены между строгими линиями зданий и мягкими складками Кавказского хребта, где геометрические формы архитектуры и пластические формы природы, контрастируя, наиболее полно выявляют и углубляют свои противоположные свойства.

Эти южные площадки перед главными корпусами санатория, вместе с продолжающим их амфитеатром лестницы, представляют собою для больных наиболее привлекательное место отдыха.

Совершенно иные природные условия северной части Георгиевского плато.

Сам склон, в отличие от южного, не так крут и скалист. Значительно более полого и мягко он спускается в Буденновскую балку. Иной пейзаж раскрывается с северной стороны. Вместо многих планов, развертывающихся с южной стороны, здесь лишь одни горы заполняют горизонт своим лаконичным и суровым силуэтом.

Поэтому здесь приняты другие принципы застройки, в соответствии с характером небольших двухэтажных сооружений хозяйственного назначения.

Вся композиция северной стороны построена на принципе свободного равновесия, организуемого на одной оси симметрии между двумя одинаковыми корпусами административного здания. В просвет между ними с северной стороны вписывается силуэт гор, с южной – ось входа в главный корпус, партер с бассейном и фонтаном. Остальные хозяйственные сооружения располагаются террасообразно (крыша гаража, например, представляет собой площадку-двор для заготовочной и прачечной). Ансамбль заканчивается подпорной стеной, идущей вдоль всего северного склона.

Подъезжая к Буденновке и попадая к подножию северного склона, зритель воспринимает пологий фронт горы и террасообразную композицию сооружений как одно целое. Последние заканчивают, коронуют склон, вписываясь в его силуэт. На разных поворотах дороги, под различными углами эта композиция становится более отчетливой, уже доминируя над склоном горы. Въезд на площадку между корпусами административного здания, пейзаж гор и фонтаны должны закрепить впечатление единства композиции.

Но самые сильные зрительные впечатление впереди. После того как приезжающий проделает обычные процедуры регистрации и, наконец, попадет в свою комнату, перед ним, как сюрприз, раскрывается южный пейзаж и залитая солнцем панорама Кавказских гор. Только тогда он знакомится с той обстановкой, в которой ему предстоит провести свой отдых.

стр. 8
 

25 Октября 2019

Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Дворец Советов
В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.