Из агоры в хаб

Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.

12 Августа 2021
mainImg
0 Издательский дом Высшей школы экономики выпустил книгу «Музей: Архитектурная история». Ее автор, культуролог и музеолог Ксения Сурикова исследует феномен музея сквозь призму архитектуры и предлагает рассмотреть его в широком контексте культурных трансформаций, влиявших на роли и функции музея в обществе. Последовательно рассматривая особенности бытования музея в различные исторические периоды, автор показывает, как в зависимости от стратегий отношения к прошлому менялось восприятие музейного предмета и музейной функции, а следовательно, и выстраивалась или разрушалась типология музейного здания. 

Ксения Сурикова, куратор, музейный проектировщик

Книга получилась универсальной. Она объединяет культурологический подход, исторический и искусствоведческий. Это попытка объяснить изменение облика музейных зданий не с точки зрения художественных процессов, а с точки зрения функции и роли музея в обществе. То есть книга будет интересна и тем, кто интересуется архитектурой, и тем, кто интересуется историей и философией музея. С одной стороны, это ретроспектива – рассказ об истории музейной архитектуры, начиная с самых ранних ее образцов. Это, в лучших традициях философии гибкой методологии, размышление о прошлом, которое направлено на то, чтобы улучшить будущее. С другой стороны, главы посвященные современной архитектуре уже дают понять, к чему музеи пришли в результате 300 лет эволюции, и хотим ли мы дальше двигаться в этом направлении.


Публикуем последние главы книги, в которых автор рассуждает о новейших российских музеях: от ГЭС-2 в Москве до культурных агломераций во Владивостоке и Кемерове. 
Будущее. Музей-хаб

Постепенно процессы универсализации и размывания исключительно музейных функций превращают музей из агоры (универсального городского пространства) в хаб (аналог транспортного узла, объединяющего несколько разнофункциональных объектов, задачей которого является выстраивание взаимосвязей). Теперь строятся и проектируются музейно-театральные, музейно-образовательные, музейно-туристические комплексы и кластеры, музеи и другие значимые городские объекты строятся в непосредственной близости друг от друга, образуя целые скопления, агломерации. 

Музей-хаб необязательно должен быть масштабным или чрезвычайно разветвленным. Важно, чтобы он предоставлял возможность взаимодействия различных систем друг с другом. Идеи взаимосвязи и соединения, отсылающие к механизации, часто ассоциируются у архитекторов с образами фабрик. Эти образы в дальнейшем активно воплощаются в новых проектах. 

Именно таким зданием-фабрикой должен будет стать новый центр современной культуры ГЭС-2 в Москве, спроектированный Ренцо Пьяно по заказу фонда V-A-C. Центр должен открыться в здании бывшей электростанции в 2021 г. Участок, на котором будет располагаться здание, является частью квартала, где находятся корпуса кондитерской фабрики «Красный Октябрь», превратившиеся в кластер для стартапов, кафе и ресторанов; Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» – городская лаборатория, включающая образовательную и исследовательскую программу; и здание кинотеатра «Ударник» – уникальный памятник конструктивизма. Взаимодействие между зданием V-A-C Foundation и этими компонентами городской среды, безусловно, будет способствовать разнообразию повседневной жизни этой части острова. Таким образом, она станет местом притяжения для москвичей, россиян и иностранных гостей. 
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

Внутри здания площадью почти 20 000 м² все функции распределены по четырем основным зонам. Городская зона состоит из комбинации общедоступных помещений и выходит на открытую площадь, чтобы уловить и привнести уличную жизнь в пространство центра. В центре здания располагается крытый объем, который действует как входная зона и точка начала посещения музея. С северной стороны музей соединен с библиотекой и медиацентром, а с юга – с рестораном. 

Выставочная зона максимально адаптирована под различные типы выставок. Это сочетание пространств разного размера и высоты, предлагающее условия для размещения любых произведений искусства. 

Зона образования расширяет посетительский опыт и предлагает в том числе посетить «Школу искусств», задача которой – воспитание нового поколения кураторов, критиков и историков. Здесь же располагаются помещения для life-long learning (обучения на протяжении всей жизни), ориентированного на широкую публику. Частью этой зоны также являются арт-резиденции и мастерские художников. 
  • zooming
    1 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
  • zooming
    2 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
  • zooming
    3 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

В рамках проекта четыре кирпичных дымохода, которые в настоящее время возвышаются над зданием, будут заменены на стальные. Благодаря осознанному подходу они из четырех загрязняющих окружающую среду труб превратятся в четыре важных экологически безопасных устройства, улавливающих наиболее чистый воздух на высоте 70 метров, активируя естественную вентиляцию и снижая потребление энергии. Природа в целом будет являться неотъемлемой частью проекта. Помимо применения экологических технологий, на территории музея будет разбита настоящая березовая роща. 
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Проект, 2015
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)

В основе проекта лежат две основные концепции: во-первых, создать пространство, в котором посетители смогут перемещаться, руководствуясь собственной интуицией. Им будет достаточно оглянуться, чтобы понять, что внутри, куда идти и как двигаться. В идеале им не нужен будет план для посещения всего центра. Вторая концепция относится к стратегии взаимодействия: архитекторы стремились создать плавную и видимую паутину, единое целое, задуманное как своего рода пространственная скульптура, которая состоит из лестниц, лифтов, коридоров, навесов и платформ, соединяющих друг с другом все пространства и действия, а также выделяющих входы со стороны Болотной набережной и пешеходного моста. 

Как сказал во время презентации сам Ренцо Пьяно: «40 лет назад, когда я, тогда молодой архитектор, вместе с моим коллегой Ричардом Роджерсом работал над проектом Центра Помпиду, у нас родилась метафора музея как фабрики, которая для нас одновременно была метафорой свободы. Это место, которое так похоже на фабрику, должно стать местом встречи, открытым социальным пространством, полным света, который я считаю одним из основных материалов современной архитектуры. Когда-то это место производило электроэнергию, сегодня такой энергией является образование. Именно поэтому мы уделили в проекте большое внимание библиотеке, учебным залам и так далее». 
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Интерьер. Проект
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)

Аналогичный музей-фабрику строит Хани Рашид для московского представительства Эрмитажа на территории промзоны бывшего автомобильного Завода им. Лихачева (ЗИЛ). Здание музея будет располагаться в центре квартала ЗИЛАРТ, рядом с концертным залом, Парком искусств с арт-объектами и «бульваром русского авангарда». 

«Новый музей – это такой проун, который может изменяться в трехмерном пространстве», – комментирует Хани Рашид супрематическую композицию из параллелепипедов и призм галерейных объемов высотой от 5 до 14 метров. Она заключена в оболочку сложной фацетной формы, составленную из стеклянных панелей, которые планируется дополнить медиафасадами. На двух подземных уровнях расположатся депозитарий, лекционная аудитория, образовательный центр и технические помещения. На первом этаже – входная двусветная зона с гардеробами, кассами, кафе и информационными стойками. Три экспозиционных раздела располагаются в трех крыльях, соединенных проходом. Комплекс будет площадкой для выставок разных авторов и направлений, но основу экспозиции составят произведения современного искусства. Для каждого типа экспонатов предполагаются свое помещение: в закрытых залах с окнами разместятся работы, при создании которых использовались масляные краски, кожа или дерево, в закрытых галереях без окон будут выставляться фотографии, произведения из ткани и бумаги, а в открытых – камень, керамика и металл. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Тема открытости/закрытости присутствует и в логике устройства выставочных пространств. Одни галереи представляют собой замкнутые объемы и составляют стержневую композицию здания, другие – так называемые сквозные галереи – связывают их между собой. Физические уровни этажи соответствуют различным уровням восприятия искусства: чем выше – тем острее и сильнее воздействие. Хани Рашид предполагает, что подобное «импрессионистское» выстраивание экспозиций вдохновит кураторов и художников на новые подвиги и эксперименты. Архитектор уверен, что после десятилетий восприятия музея как храма сегодня эта институция становится более функциональной – в художественном плане музеи обращаются к понятию фабрики, месту полемики и эксперимента. 

В отличие от ясности и интуитивности идеи ГЭС-2, здесь авторы проекта стремились создать у посетителя постоянное ощущение блуждания по галереям и ключевым узлам здания, чтобы заставить его испытать удивление и сделать открытие, «заблудиться» в этих пространствах и искусстве. Хани Рашид попытался оторваться от стандартного представления о потоках и «музейном опыте», каким мы его знаем сегодня, представив вместо этого идею искусства и сложности пространства как мотивацию архитектуры. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

В прямом смысле хабом, частью транспортного узла, станет еще один эрмитажный проект – открытое фондохранилище для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Его проектирует бюро OMA Рема Колхаса, который уже не первый раз работает с Эрмитажем. Его вариант реконструкции восточного крыла Главного штаба, проигравший в 2002 г. проекту «Студии 44», был весьма интересен с точки зрения трансформации самого современного музея. Был у Колхаса и опыт создания отделения «Эрмитаж-Гуггенхейм» в Лас-Вегасе (2001). Нынешний проект открытого фондохранилища для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая деревня» также вполне инновационен: он и учитывает потребности музейного центра, и стремится стать активным компонентом городского контекста. Объект расположится в новом районе Санкт-Петербурга, работая на идею мультицентричности мегаполиса. 

Вектор развития современного музея как институции направлен к постоянному повышению его публичной роли. Музей уже не только хранит и показывает искусство, но выступает полем для диалога между разными слоями общества. От закрытого, интимного пространства он пришел к максимальной доступности. Обособленность, свойственная музею на протяжении всей истории его существования и выражавшаяся в том числе и архитектурно, сменилась стремлением к слиянию с окружающей средой. Теперь эти изменения коснулись и такого совсем уж непубличного музейного феномена, как фондовые коллекции, спровоцировав появление нового способа хранения предметов и, соответственно, нового архитектурного пространства – открытого фондохранилища. 

Здание, предложенное Колхасом для Эрмитажа, логично встраивается в эту парадигму. Функциональное насыщение будущего сооружения разнообразно и приближает его скорее к культурному центру, нежели к музею: помимо открытых фондов, проект предполагает размещение библиотеки, выставочных залов и других общественных пространств. Градостроительное положение объекта практически обязывает архитектора сформировать доминанту. В каком-то смысле ситуация напоминает ту, с которой Колхас имел дело, создавая Кюнстхал в Роттердаме. Там он спроектировал здание на стыке двух районов – исторического центра и современной застройки; это пример того, как музейное здание может выполнять градообразующую функцию, объединяя разрозненные городские структуры. 
Выставочный зал Кунстхал. После реконструкции 2013 года
© OMA

Дополнительную сложность в петербургский проект вносит наличие на участке ряда построек – первой очереди комплекса эрмитажного хранилища. Музейный комплекс в районе Старой деревни развивается с 1990 г. и на сегодняшний момент включает восемь сооружений, доминантой которых является золотой куб, по замыслу создателей (архитекторы Сергей и Наталья Трофимовы, 2010 г.) – «золотой ларец для драгоценностей». Вся архитектура комплекса строится на сочетании крупных форм, и объем колхасовского здания – застекленный многоэтажный куб – из ансамбля не выпадает. Фасады обесцвечены, не диссонируют с уже существующими сооружениями; за счет остекления создается эффект взаимопроникновения музея и городской среды. Колхас предусмотрел также наземный, крытый переход через железную дорогу, соединяющий разделенные части городского пространства. Переход одновременно служит галереей, доступной всем горожанам, а не только посетителям, купившим билет в хранилище. Перед зданием запроектировано и общественное пространство, позволяющее музею в некотором смысле выйти за пределы своих стен. Примечательно, что Колхас не стремится произвести в Старой деревне «эффект Бильбао», не возводит здание-аттракцион. Нет здесь и обычной для Колхаса формальной радикальности. Остается только гадать, результат ли это компромисса со сложным российским заказчиком или же сознательный уход от всякой лишней архитектурной риторики в пользу чисто функциональных манипуляций. 
Время агломераций 

Музеи будущего все чаще образуют агломерации. Четыре таких образования, объединяющих несколько крупных музеев или музеи и другие культурные институции, в скором времени должно появиться на территории России – во Владивостоке, Кемерове, Севастополе и Калининграде. У каждого проекта своя миссия, но объединяет их общая функция – служить связующим звеном между регионами, формировать новые взаимосвязи и соединения. 

Проект в Кемерове, столице крупнейшего промышленного региона России, призван сгладить сложившуюся диспропорцию между индустриальной и культурной составляющими области, а также повысить качество городской жизни за счет приобщения к наследию русского искусства. Инициаторы проекта рассчитывают, что комплекс будет иметь особое экономическое и социальное значение не только для региона, но и для всей Сибири и поможет сформировать обновленный образ Кузбасса как передового индустриального региона с развитой культурной составляющей, повысить культурно-туристическую привлекательность региона, включить Кузбасс в федеральные культурные концертные и выставочные проекты, создать инфраструктуру и рабочие места для молодых специалистов и выпускников школ, которые не могут найти своего применения в регионе. 
Музейный и театральный комплекс в Кемерове
© Coop Himmelb(l)au

Многофункциональность комплекса будет способствовать созданию условий для повышения общего уровня культуры и качества жизни жителей Кузбасса и Сибири в целом, обеспечит широкий доступ всех категорий и групп населения к лучшим образцам мировой и отечественной культуры. Кажется, никогда еще в истории российской культурной политики музейной институции не отводилась такая фундаментальная роль – практически стать фактором, агентом коренных изменения в регионе. Создание комплекса станет просветительским проектом, воплощающим идею расширения культурного пространства России и доступности достижений отечественной культуры для граждан сибирского макрорегиона. Проект имеет важное значение и для развития международного культурного сотрудничества Сибири. 

Цель создания комплекса во Владивостоке – расширение культурных связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, знакомство жителей Дальнего Востока и иностранных туристов с образцами отечественной культуры, сокращение культурного разрыва, наблюдаемого сегодня между центральными и восточными регионами страны. Задачи, стоящие перед культурным хабом, не менее амбициозны, чем в случае с Кемерово, – закрепление за Владивостоком статуса туристического и культурного центра региона, повышение привлекательности города как центра культуры и туризма для россиян и туристов из стран Азии и других континентов. Кластер объединит представительства ведущих музеев и театров России, в том числе Государственной Третьяковской галереи, Государственного Эрмитажа, Государственного академического Мариинского театра, Русского музея и Музея Востока. 

Проекты в Севастополе и Калининграде станут своеобразными точками доступа для местного населения к основным отечественным художественным ценностям. 

Все четыре проекта находятся в стадии проработки, поэтому архитектурные решения для будущих музеев и театров еще не определены. Возможно, это будут сложные инфраструктурные проекты, объединяющие строения комплексов или отдельно стоящие здания. В любом случае это уникальные образования, в которых музей будет выполнять функцию проводника, обеспечивающего стабильность взаимодействий и связей.

12 Августа 2021

Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Дворец Советов
В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.