Год 2021: что говорят архитекторы

Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!

31 Декабря 2021
mainImg
0 В 2021 году мы попросили архитекторов рассказать, прежде всего, как дела в их бюро, компаниях, группах компаний и ведомствах – и получили таким образом достаточно любопытный отчет об успехах и надеждах. А также, традиционно, отметить самые заметные архитектурные события в России за рубежом: предсказуемо самым ярким событием оказалась ГЭС-2, реконструированная бюро Ренцо Пьяно, а из зарубежных построек, помимо ЭКСПО 2020, за редкими исключениями, мало что заметили. 
Классический вид с «лужкова мостика». Раннее утро. ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

Третий вопрос был про тенденции – тут, к счастью, многие в будущее смотрят с оптимизмом, несмотря, как говорится, ни на что.

Последовательность ответов в списке мы сделали рандомной, но чтобы легко передвигаться по масштабному тексту, можно воспользоваться алфавитным списком ниже. Стрелки позволяют вернуться.

Список ответивших:
Ольга Алексакова и Юлия БурдоваПавел АндреевАндрей АсадовАлексей БавыкинВиктория БаркаловаТимур БашкаевЮлий БорисовВера Бутко и Антон НадточийГригорий ГавалидисАлексей ГинзбургЕвгений ГерасимовАндрей ГнездиловСтас ГоршуновКирилл Губернаторов, Дарья Листопад, Артем УкроповМаксим ГурвичАртем Китаев и Леонид СлонимскийВалентин КоганАлексей КомовАлександра КузьминаСергей КузнецовБорис ЛевянтСтепан ЛипгартНиколай ЛызловИлья МашковИлья МукосейСергей ОрешкинНиколай Переслегин, Сергей Переслегин, Георгий ТрофимовАлександр ПоповВладимир ПлоткинСергей СкуратовАБ Хвоя – Энди СноуНаталья Сидорова, Константин Ходнев и Даниил ЛоренцПетр СоветниковСергей ЧобанНикита Явейн

*********************

Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects /|\
zooming

1.
Год прошел достаточно хорошо. Я закончил строить мой собственный загородный дом, он достаточно большой, стройка шла три года, и это значительное для меня событие. Мы сдали дом Медный 3.14. и Mandarin Oriental на Софийской набережной, где фасады делали с Ильей Уткиным. Все три башни Capital Towers достигли максимальной отметки и скоро будут завершены; полным ходом идет стройка ЖК Victory Residences на Поклонной горе, строится наш большой проект в Минске. Строим две загородные виллы. Работаем над проектом Северного порта: сделали мастер-план, дизайн-код, предконцепцию, концепцию первой очереди, сейчас делаем стадию П первой очереди. Выиграли конкурс на многофункциональный общественный центр на Дружинниковской улице недалеко от метро Краснопресненская, заканчиваем работу над концепцией.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021


2.
Грустное событие – смерть Ричарда Роджерса. Мы все ждали, что он проживет сто лет и еще много чего сделает.
 
Из построек, которые необходимо упомянуть, это, прежде всего, конечно, реализованный проект ГЭС-2 Ренцо Пьяно и реконструкция павильона Миса в Берлине по проекту Чипперфильда.
Новая Национальная галерея – реконструкция
Фото © Simon Menges

Реконструкция Биржи в Париже Тадао Андо – отличный проект. Херцог и де Мерон завершили три совершенно замечательных музея: в Гонконге, в Дуйсбруге в Германии и в Сеуле. Шестигранник SANAA мне понравился, думаю, что получится хорошая вещь, и меня совершенно не расстраивает то, что это будет уже совсем не Жолтовский. Хорошо сделано, с красивыми пропорциями, авторская вещь, стильная. Я буду рад, если она будет реализована.
 
Из отечественных я бы отметил парк экстремальных видов спорта в Казани, реализованный бюро Kosmos; я его видел и он мне понравился. Интересный офис продаж сделал Рубен Аракелян для ЖК FØRST, я бы даже сказал, что это своего рода манифест.
Офис продаж ЖК FØRST
Фотография © Илья Иванов / предоставлена WALL


3.
Очень наглядной была публикация трех проектов музея в Уфе. Здесь я поддерживаю проект Юрия Григоряна, мне нравятся такие решения, простые и элегантные, но в то же время с какой-то новой свежей темой, «с легким бризом». Если бы не было амфитеатра с параметрическими прорезями, было бы скучно, а так – удалось найти баланс.
Архитектурная концепция музея современного искусства в Уфе
© Меганом

Не надо довлеть. Я считаю, что будущее за минимализмом против усложнения. Нужна элегантность; гармония с человеком и с природой. Надо создавать пространство, создавать возможности, какие-то пропорции, параметры, которые должны быть связаны со светом, с природой, с воздухом… Считаю правильным направлением освобождение от избыточной формы. Я сам двигаюсь в направлении простоты, лаконичности, элегантности, рациональности... Но это личная позиция, я никого не призываю и не уговариваю, ни в коем случае. Не создаю никаких партий.
 
В России, конечно плохая климатическая зона – надо защищаться от холода, грязи; и, кстати сказать, у иностранцев это плохо получается. Нам легче играть на своем поле и мы здесь всегда побеждаем. 
 
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев / DNK ag  /|\
zooming

1. 
Уходящий год – знаковый для нашей компании.  

Наше 20-летие стало поводом пролистнуть «альбом», посмотреть свежим взглядом на сделанные за этот период проекты и порадоваться актуальности большинства из них. 

Двадцатилетие dnk ag  мы отметили созданием кирпичного Павильона ХХ, который стал экспонатом юбилейной экспозиции на АРХМОСКВЕ 2021, где всем так приглянулся. Впоследствии, благодаря поддержке Елизаветы Лихачевой, он переместился на год во двор Музея Архитектуры и стал началом выставочного проекта «Современная Архитектура во дворе МУАРа». Положенная традиция, как мы с Елизаветой надеемся, станет не менее успешной, чем ежегодные павильоны  Serpentine Gallery в Лондоне.
Павильон XX во дворе Музея архитектуры, 10.2021
Фотография © Глеб Лоскутов

Наконец, спустя 10 лет после нашей победы в конкурсе, мы завершаем комплексное проектирование и начинаем строительство жилого квартала «Бублик» района Технопарк D2 иннограда Сколково. За это время у нас было несколько подходов к нему, менялись заказчики, он претерпел некоторые изменения, но концепция осталась изначальной.

В Сибири построен первый по проекту DNK ag жилой комплекс: «Ньютон» в Тюмени. У нас сложилась плодотворная совместная работа с заказчиком, что в какой-то степени определило успешный и радующий всех результат.
ЖК «Ньютон»
© DNK ag

В 2021 году мы выиграли конкурс на Кампус Национального центра физики и математики в городе Сарове Нижегородской области (заказчик Росатом и МГУ, техническое задание и оператор конкурса Citymakers). Интересно было посоревноваться в достойной компании коллег и приятно получить столь высокую оценку от представительного жюри. Создать Кампус как город будущего, инновационного, экологичного и практичного – для нас большой вызов. Теперь предстоит огромная работа по реализации, чтобы картинки превратить в фотографии, и мы надеемся,  она будет успешной. 
Архитектурно-градостроительный облик Национального центра физики и математики в Сарове, проект-победитель конкурса, 09.2021
© DNK ag


2. 
Проект ГЭС 2 от RPBW  задал самый высокий стандарт проекта реконструкции и его реализации, в городе появилось новое общественное пространство мирового уровня.

Хочется отметить и работы наших российских коллег. Станция «Терехово» БКЛ по проекту Buromoscow  получилась супер-элегантной и выделяется на фоне новых станций метро. Станция метро «Нижние Мневники» Тимура Башкаева – тоже яркое авторское высказывание, достойное отдельного упоминания. Отличный проект – бизнес-центр «Земельный» UNK project c высоким качеством решений и исполнения. Центр гостеприимства «Кудыкина гора» бюро Megabudka – образный и запоминающийся проект, цельный по замыслу и хорошо сделанный. 
БЦ в 1-м Земельном переулке, 1
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлено: UNK

ЭКСПО 2020  в Дубае сложно обойти вниманием, хотя пока не видели собственными глазами – но очевидно одно, что подобные события  всегда требуют напряжения архитектурной мысли для проектирования национальных павильонов, которые в той или иной степени отражают смыслы и принципы страны, общества, цивилизации. 

3. 
Тенденции: 
– Активизация высотного строительства в Европейских странах и их столицах. Наглядный пример – 180-метровый небоскреб Tour de Triangle (Herzog & De Meuron) Париже, строительство которого началось в конце этого года спустя 15 лет после первой презентации проекта. Высотный ландшафт нашего города тоже меняется на глазах.

– Китай вышел на мировой уровень архитектуры, более того, китайские архитекторы выработали свой узнаваемый стиль. 

– Террасные дома, зеленые кровли уже не единичны и становятся нормой, даже в нашем климате встречаются всё чаще.

– Сильное удорожание строительных материалов и себестоимости строительства по всему миру.

– Еще большее сжимание сроков проектирования и реализаций.
Юлий Борисов, UNK  /|\
zooming

1.
В прошедшем году мы закончили реорганизацию компании – теперь UNK не бюро, а группа компаний, в рамках которой мы закрываем все задачи в области проектирования жилых и общественных зданий. Работают подразделения архитектуры, инженерных и конструктивных решений, ландшафта, интерьеров, светотехнического дизайна. Отдельная компания занимается управлением работой над проектами в целом. Таким образом в рамках одной созданной нами «экосистемы» заказчик может получить весь спектр услуг, необходимых для проектирования и реализации зданий высокого качества. Задуманная трансформация удалась прежде всего благодаря тому, что мы смогли найти единомышленников – профессионалов, с одной стороны, в области управления, с другой – архитектурного проектирования. Именно это я считаю главным достижением уходящего года.
 
Если говорить о проектах – мы полностью завершили строительство БЦ в Земельном переулке, он уже функционирует. Почти построены павильон Росатома на ВДНХ и Дворец единоборств в Лужниках. Строится штаб-квартира Роскосмоса: возведена нижняя часть, идет монтаж высотного объема. Кроме того, в прошедшем году мы спроектировали в 3 раза больше жилых зданий сегмента бизнес и премиум – порядка 1 млн м2. Значительный объем дал комплекс «Остров». Я бы сказал, мы в сжатые сроки и с хорошим качеством спроектировали городок размером с Монако, – это был новый опыт. 
Национальный космический центр, проект, 2021, в процессе реализации
© UNK

Важным достижением UNK я считаю то, что мы получили премию ABB Leaf Awards – за здание БЦ «Академик». Наши компетенции котируются на международном рынке, уверен, что это имеет значение для всего российского архитектурного цеха.
БЦ Академик на проспекте Вернадского
Фотография © Дмитрий Чебаненко. Предоставлено UNK project


2.
Думаю, что о ГЭС-2 упомянули все; теперь, вместе со зданием РМК Нормана Фостера, в стране появился еще один объект, значимый с позиций мировой архитектуры. Важное событие – выставка ЭКСПО 2020 в Дубае; по сравнению с предыдущими ЭСКПО она получилась грандиозной. Там много интересного, в том числе и с точки зрения архитектуры. Я бы отметил и павильон России Сергея Чобана, и павильон Бахрейна. Конечно, павильон ОАЭ Сантьяго Калатравы – совершенно шикарный, а вот павильон Мобильность компании Нормана Фостера показался слабоват для того уровня, который мы обычно ожидаем от этого бюро...

Не радуют пробуксовки взаимодействия архитектурного мира и программы реновации. Хотелось бы, чтобы векторы сошлись и проекты реализовывались с участием лидеров архитектурного рынка, с пользой как для переселяющихся горожан, так и для формирования комфортной среды и современного облика города. Мы участвовали во всех архитектурных конкурсах, связанных с программой реновации, выиграли конкурс на пилотный проект в Хорошево-Мневниках, затем разрабатывали ППТ, участвовали также и в конкурсе на «Облик реновации», однако заинтересованности в компетенциях, как наших, так и наших коллег, для работы над реальными проектами пока не заметили. Надеемся, что эта ситуация изменится.

3.
Главная тенденция, как и в прошлом году, состоит в том, что ничего нельзя предсказать. Мир строительства, как и мир вообще, меняется очень быстро, так что выигрывают не те, кто пытается всё просчитать, а те, кто наиболее гибко реагирует на изменения.
 
Безусловно, мы можем предположить, что в 2022 году «просядет» коммерческий девелопмент в сфере жилой недвижимости, и увеличатся объемы госпрограмм – и в части реновации, и в части соцобъектов. Увеличится доля государственных и квазигосударственных заказов.  
 
Можно было бы отметить тенденцию к потоковому проектированию, строительству больших прямоугольных коробок, к которой тяготеют и большие бюро, и молодые архитекторы – тут желание реализоваться входит в противоречие в убеждениями, что, наверное, немного грустно. С другой стороны, повышаются требования к проектам в целом: программам, подходам, бюджетам, среде – «сытый рынок» дает возможность неплохого качества как для жилья, так и офисов, так и социальных объектов. Это, мне кажется, здорово.
Георгий Снежкин, Илья Спиридонов, АБ ХВОЯ  /|\
zooming

1. 
Для нас этот год был насыщен в первую очередь конкурсной работой. Мы очень любим конкурсы. Конкурс – это и возможность свободного творчества, пусть в очень короткий срок, и возможность сравнить себя с другими архитекторами, получить новый опыт и новые навыки. Конкурсов было три: площадь «Пять Углов» в Мурманске, где мы получили первую премию, конкурс типовых деревянных домов ДОМ.РФ, где наш проект вошел в число финалистов-победителей, и, наверное, самый главный конкурс в этом году – благоустройство набережной Сириуса, итоги которого мы узнаем в следующем году. К сожалению, даже победа в конкурсе не предусматривает возможности продолжения работы над проектом. И это тоже новый опыт, и довольно обескураживающий. 
© ХВОЯ


2.
Мы стараемся следить за своими любимыми архитекторами, к сожалению, только по фотографиям. Поэтому к важным событиям относим реставрацию национальной галереи в Берлине (здесь участвуют целых два любимых архитектора – реставрируемый и реставрирующий), площадь университета Канагава Ишигами (пожалуй, это наш фаворит, хоть и 2020), парк Бродского в Веретьево, конечно, ГЭС-2.
Парк Александра Бродского в Веретьево. Вид из Обсерватории
Фотография: Архи.ру


3.
К сожалению, совершенно чудовищно обстоят дела с архитектурным наследием советского модернизма. Нам кажется недопустимым варварством тот равномерный процесс уничтожения выдающихся памятников этого периода, который мы наблюдаем в Петербурге. Начало этим утратам положил снос стадиона Никольского, в 2019 году был разрушен СКК Петербургский, 2021 год принес нам новости о планах сноса ЛДМ и пассажирского терминала Пулково-1.
Аэропорт Пулково-1. Вид на кровле во время строительства
citywalls.ru / загружено ИБН

Обиднее всего то, что постройки, занявшие их места, на две октавы ниже по архитектурному качеству и зачастую представляют собой довольно проходные «средние» проекты, тогда как утраченные объекты были действительно выдающимися примерами архитектурного и инженерного искусства. Светлым пятном на этом фоне – книга «Ленинград: архитектура советского модернизма. 1955-1991» Анны Броновицкой, Николая Малинина и Юрия Пальмина.
Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»  /|\
zooming

1.
Самое важное – у нас произошло обнадеживающее обновление компании. Надеюсь, в будущем году покажем крутые интересные проекты.

2.
​Самое классное, что появилось у нас, да пожалуй и за рубежом, в этом году – тот случай, когда мы оказались если не впереди всей планеты, то на абсолютно качественном уровне – жалко, что не совсем наших архитекторов. Это, собственно, ГЭС-2 Ренцо Пьяно. На меня этот объект произвел колоссальное впечатление, притом что я когда-то видел проект на архсовете и там он мне тоже понравился, но реализация превзошла ожидания. Все остальное меркнет. Это действительно круто во всех смыслах: и в качественном, и в идейном отношении. Думаю, ГЭС-2 способен дать хороший эмоциональный заряд для всего нашего архитектурного истеблишмента.
Конструкции под кровлей, 4 ярус галерей. Здесь расположены офисы V-A-C. ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

Может быть, немного освежит сознание, покажет, что в этом мире ценно, и как нужно поступать с ценностями.
 
А что в этом мире ценно?
Ну что сказать? Смотрите на мир широко раскрытыми глазами и что-то увидите.

3.
Самые печальные тенденции – в массовом жилищном домостроении, но поскольку остановить их развитие пока невозможно, это не хочется даже и обсуждать. Что-то положительное появляется в разных других сферах, конечно, тоже.
Петр Советников, KATARSIS Ab  /|\
zooming

1.
Самое главное, что по-прежнему удается оставаться независимым бюро с ясными творческими приоритетами. Было много интересных проектов, традиционно делали много конкурсов. Можно выделить временное общественное пространство во дворе Никольских рядов, которое успешно функционировало прошедшие зиму и лето. Сейчас мы перестали заниматься этим проектом. Сделали  конкурс на жилую застройку на Соловках. Еще поучаствовали в Третьей молодежной Биеннале в Казани. Итоги, к сожалению, перенеслись на весну. Есть несколько интересных проектов в Мурманске, которые, надеемся, будут реализованы в обозримой перспективе. 
Общественное пространство в Никольских рядах
Фотография © Григорий Соколинский / предоставлена KATARSIS ab


2. 
Главная постройка года  – реконструкция ГЭС-2 Ренцо Пиано. Вещь совершенно образцовая. Мы часто думаем, возможен ли катарсис в архитектуре, и нужен ли, и что это вообще такое. Этот случай доказывает что не только возможен, но и крайне необходим. В центре Москвы это просто глоток свежего воздуха, какой-то портал в нормальный мир здорового общества. Это заставляет серьезно задуматься и порадоваться тому, какие у нашей профессии удивительные возможности, и насколько самоценно архитектурное произведение, как объект искусства и культуры. На самом деле настолько, что оправдывает существование всего остального.
Единственный новый объем, встроенный в здание – актовый зал, находится в том месте, где стена была по большей части утрачена. Его «встроенность» и новизна подчеркнуты внутри и снаружи через размещение объема, а также – облицовкой фибробетонными панелями с подчеркнутыми швами. ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

Тем временем у нас в Петербурге не прекращается череда варварских преступлений против отечественной культуры какими-то чуждыми ей темными силами. После уголовного сноса СКК под угрозой уничтожения оказался культовый аэропорт Пулково, спроектированный архитектурным коллективом под руководством Александра Владимировича Жука. Одно из лучших произведений советской архитектуры, оказавшее колоссальное влияние на современную российскую архитектуру, влияние, которое мы чувствуем и сегодня. Красивое, ясное здание, символ Ленинграда, открытости миру, какой-то весенней свежести и свободы. Икона ленинградского модернизма и ленинградской архитектурной школы.
zooming
Аэропорт Пулково-1, 1975 г.

Очень надеемся, что у архитектурного сообщества хватит сил защитить это здание, иначе не понятно, к чему все существующие союзы, объединения, советы и прочее. Мы, к сожалению, можем только подписать очередную петицию. Хотя еще мы можем гарантировать, что наше поколение (во всяком случае мы сами), не забудет ни сноса СКК, ни Кировского стадиона, ни, не дай бог, Аэропорта. Все это ощущается, конечно, как личные оскорбления.   

Вот еще из хорошего – парк Александра Бродского в Веретьево.

Из зарубежного – постройки Valerio Olgiati и Anne Holtrop (по соседству) в городе Мухаррак, в Бахрейне. 

3. 
Про будущее пока сказать трудно.
Андрей Гнездилов, АБ «Остоженка»  /|\
zooming

1.
У нас было очень много работы: разноплановой, частью рутинной, частью очень интересной; к сожалению, не обо всем пока можно рассказывать, но в будущем планируем, конечно, показать новые проекты. Был очень интересный большой проект среднеэтажной застройки в одном из регионов, на сложном рельефе. В начале года делали проект для северной части Южно-Сахалинска; работали в Краснодаре, участвуем в закрытых конкурсах…
 
В этом году, я считаю, нам повезло, – в «Остоженку» пришло много молодых талантливых архитекторов, человек десять, с новой энергией, со свежим взглядом – нам очень нравится, как они работают. Они делают, в частности, большой жилой комплекс в Ялте. Пришло и несколько очень опытных специалистов, архитекторов и инженеров; Александра Таирова вернулась к нам из «Стрелки», мы ее давно звали и ждали. Произошло существенное обновление состава, и все очень удачно сплотились с работе над новыми проектами. Кроме того, еще в прошлом году мы научились работать удаленно и теперь это очень помогает, 25–30% сотрудников работают из дома.

2.
Знаю, что ГЭС-2 всем очень нравится – наши молодые коллеги в восторге – но у меня есть замечания, мне нравится не всё. Безусловно, качество элементов, примыканий, стен, пола – великолепное, комар носа не подточит. Но есть ощущение, что всё это из области гламура, мебельного или квартирного дизайна – тонкие белые ажурные детали хороши, но не попадают в масштаб здания, совершенно потерялась его брутальная промышленная тектоника и логика. Новая архитектура внутри старого здания ГЭС очень облегчила, растворила, «замаскировала» его. За ажурностью не видно технологии и конструкций, все здание стало каким-то очень легЗа рубежом это ЭКСПО 2020ким, «легкомысленным».
Амфитеатр. Вид с платформы перед ним. ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

В моем представлении реконструкцию промышленных объектов XIX и начала XX века надо делать не иначе – на мой взгляд, следует подчеркивать и проявлять различие между старыми и новыми частями. Здесь оно не только не подчеркнуто, но даже почти не ощущается. Все кажется новым. Не исключаю, что это дело вкуса и подход XXI века – всё превращать в новое, легкое, воздушное; а я просто отстал от жизни как человек старой школы.
 
Самый большой вопрос – зачем делать очень дорогую стеклянную кровлю, с крупными модулями и стеклопакетами из очень качественного стекла – а потом всю ее заклеивать солнечными панелями. Для меня это абсурдное решение, никак не могу его принять, оно мне кажется конъюнктурным и популистским, поскольку предназначено для того, чтобы продемонстрировать солнечные батареи как часть энергоэффективности здания. Однако на широтах севернее сороковой или сорок пятой солнечные панели не эффективны в принципе. В данном случае озвучивается, что они дают около 10% (?) процентов всей энергии. Получается, что их разместили на видном месте просто чтобы показать, что они есть – тогда как их вполне можно было сгруппировать там, где не видно ­– таких участков на здании очень много. Никакой ажурной тени от панелей я не вижу, они поставлены очень тесно и загораживают свет; это кажется неприятным. В начале XX века, да хотя бы в ГУМе и дебаркадере Брянского (Киевского) вокзала, есть примеры лучшей работы со стеклянными потолками.
ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

Из других российских сюжетов я бы отметил объект-миниатюру XX, который DNK ag поставили к своему 20-летию во дворе Музея архитектуры – это очень ясное, рациональное высказывание. Вот бы кому сделать реконструкцию ГЭС [смеется]!

3.
​О тенденциях сложно что-либо сказать. В будущее я стараюсь смотреть позитивно. Работы в этом году, повторюсь, было много, есть ощущение, что некая пружина, натянутая в 2020 году, когда все выжидали, стала разжиматься, и в будущем году, надеюсь, работы тоже будет много. Надеюсь не сглазить.
Станислав Горшунов, архитектурное бюро «ГОРА»  /|\
zooming

1.
2021 год вымотал, но дал колоссальный опыт. Для Нижнего Новгорода и области год был тяжелым и продуктивным одновременно. К 800-летию удалось реализовать общественные и культурные объекты:
  • Второй павильон Нижегородской Ярмарки. Основная задача была сделать объект, который не подавлял бы здания Главного ярмарочного дома. Мы выбрали лаконичное простое решение с отсылкой к античной архитектуре, но с современными приемами. При движении по ул. Советской за счет ритмичных пилонов создается эффект живого фасада, который движется вместе с тобой.
  • Реконструкция интерьеров центра культуры «Рекорд». Идеи русского авангарда стали главным вектором концепции. Проект предусматривает сохранение исторически сложившегося облика интерьеров с добавлением к нему современных элементов мебели и дизайна.
  • Реновация интерьеров Филармонии имени Растроповича – чистое и светлое пространство, не отвлекающее от музыки и ее создания.
  • Реновация музея А.Д. Сахарова. Основная идея – создание музея не только глыбе Сахарову, а еще и тому времени, в котором он жил и работал в Горьком. Мне показалось очень важным через дизайн создать атмосферу и очутиться в 80-х, поэтому мы нарочно не трогали квартиру Андрея Дмитриевича вплоть до потертостей и выгоревших обоев.
  • Реновация Судейской вышки на Гребном канале. Вообще, для меня это история о преемственности, когда мэтры нижегородской школы в 80-е создают очень крутой объект судейской вышки, а ты, через какое-то время, после долгого его запустения, вдыхаешь в него новую жизнь, согласно запросам времени.
  • Выход в финал в конкурсе на летний павильон кинотеатра Garage screen. Мы попытались через архитектуру кинатеатра обратить внимание на проблему домов культуры малых поселений и деревень, миграции из малых городов в мегаполисы из-за отсутствия культурной жизни. К переосмысленному деревянному зодчеству, уникальному языку деревянной архитектуры и опасности его потерять.
Вообще очень насыщенный и плодотворный год получился! Хороший год!
  • zooming
    1 / 3
    Конгресс -центр на Ярмарочной площади, павильон №2
    © фотография предоставлена архитектурным бюро «ГОРА»
  • zooming
    2 / 3
    Реновация судейской Вышки на набережной Гребного канал
    © фотография предоставлена архитектурным бюро «ГОРА»
  • zooming
    3 / 3
    Нижегородская филармония им. М.Л. Ростроповича
    © фотография предоставлена архитектурным бюро «ГОРА»

2. 
В этом году выделили:
  • Арт-усадьбу Веретьево. Там открылся уникальный парк, созданный Александром Бродским – архитектором, художником, одним из родоначальников бумажной архитектуры в России. Парк Бродского очень простой, без излишеств, живой и настоящий. Каждый элемент на своем месте, словно там все так и было всегда. Чистая поэзия.
  • Проект Ренцо Пьяно – реконструкция исторического здания ГЭС – 2 в Москве. Потрясающий образец старой промышленной архитектуры 20-х годов прошлого столетия, превращенный в современный центр искусств. Тонкая работа с историческим наследием и грамотное включение пространства в современную жизнь мегаполиса. Тот случий когда для качества нужно время!
  • Центр гостеприимства в парке «Кудыкина гора» – бюро Megabudka. Лаконичное и эффектное здание-манифест, посвященное русской культуре и ее идентичности.
3. 
Куда движется архитектура сейчас и какое у нее будущее? Этот вопрос как гадание на картах таро. Архитектура реагирует на малейшие колебания экономики, личностей, которые управляют страной, регионом, городом; на технологические открытия, экономические и социальные аспекты. Она, как веточка под ветром этих факторов, пытается удержать свою листву.

В мегаполисах архитектура будет развиваться вертикально, и это уже не удержать ничем. На это есть сожаления, но думаю, это уже неизбежно, амбиции знаковых игроков будут диктовать свои условия. При этом она будет более технологична, схожа с мировыми тенденциями.

Наблюдается заметный интерес в сторону развития социально-культурного аспекта: реновация библиотек, кинотеатров, домов культуры, музеев, и какое-то время побарахтаемся в этом.

Осмысление уже сделанного благоустройства по стране наступит уже скоро, как его содержать и обслуживать. Начнем делать его лаконичнее, проще, природнее.
Алексей Бавыкин, АБ Алексей Бавыкин и Партнёры  /|\
zooming

1.
Так получилось, что у меня был достаточно большой перерыв, в котором я сам виноват, я поставил себе какие-то рамки. И ровно год назад я сказал себе, что пора с этим заканчивать. Начал с того, что «разогнался» на живописи, потом перешел к «классическому» для меня рисунку цветным карандашом по цветной бумаге, как архитектурному, так и жанровому. По совету жены выставил их на площадке «Шар и крест», и, к моему удивлению, они стали неплохо продаваться, особенно жанровые рисунки.
Графика, 2021
© Алексей Бавыкин

Параллельно, весной прошлого года, я сделал несколько «бумажных», не на заказ, чего давно не делал. Еще раз пошел путем японских конкурсов, и тоже вполне успешно. Один такой проект – «вилла Ледушка», другой – небольшая часовня; все они вполне реализуемые, часовня летом будет строиться. Стал постепенно двигаться к реальным проектам. Борис Левянт, мой старый друг и партнер, позвал меня совместно работать над проектом развития санатория в Сочи: ABD architects выступило генпроектировщиком, а я стал творческим руководителем. Мы оба довольны результатом.
 
Достроили дом «Лефорт», он введен в эксплуатацию. Проект со сложной историей, однако должен сказать: если кто-то подумает, что Бавыкин пошел здесь на компромисс – это не совсем так, я считаю этот проект бескомпромиссным. С одной стороны, по просьбе заказчика дом сделан как римейк сталинской архитектуры, но с другой стороны очевидно, что это не попытка нарисовать как строили в конце тридцатых, а это именно 2015–2020 год. Дом пластичный, не кубик и не палка какая-нибудь. Неожиданно для меня многие эту вещь оценивают высоко.
ЖК «Лефорт», АМ архитектора Бавыкина
© Алексей Бавыкин


2.
Великолепная реконструкция ГЭС-2 Ренцо Пьяно. Очень простая вещь, понятная и легкая, не натужная. Поэтому и смотрится хорошо, легко; хорошо работает серый тон. Отмечу, что аркады поблизости [«Своды», помещения мастерских, – прим. ред.] удались меньше, на четверочку. А основное здание это хорошая, уверенная пятерка и пример того, как надо тактично выявлять старую архитектуру. Адекватная архитектура, когда нет ничего лишнего. Я упомянул бы также Музей финской природы Райнера Махламяки, потрясающая вещь в духе Аалто, его публиковали в одном из недавних номеров журнала speech:.
 
Из российских проектов меня порадовал дом «Кутузовский, XII», спроектированный Александром Цимайло и Николаем Ляшенко. Очень хорошая вещь. Немного ей не хватает пластичности, а фасад со стеклянными колоннами мне очень понравился.

3.
Когда в вещи много лишнего – это плохо. Но любая архитектура, даже очень богатая, с использованием многих приемов, если она сделана органично, если все взаимоувязано – будет хорошей. И не нужно никакого нарочитого минимализма. Прекратите уже им заниматься-то! Ненавижу слово минимализм. Я всем друзьям своим говорю – если они забудут свои комплексы и ограничения, то нарисуют что-то совершенно другое. Ограничения должны быть в том смысле, чтобы рисовать хорошо. Но когда дают очередную премию и говорят, что она за минимализм, то это просто бред. Премии надо давать не за минимализм, а за хорошую архитектуру, какая бы она ни была. Вот Палладио, например, до сих пор – великолепная архитектура, а в исполнении Жолтовского еще лучше. Иван Владиславович – самый крутой русский авангардист XX века, и многих научил.
 
Минимализм – это глобалистическая архитектура, а весь мир сейчас уходит в сторону локализации. Не все же мы родились в Нью-Йорке или в Лондоне. Так вот, те авторы, которые в Австрии напоминают о Лоосе, в Германии о Беренсе или Людвиге Мисс ван дер Рое – они правы. Я постоянно кого-то вспоминаю, в моих новых проектах есть отголоски, одновременно, Голосова и Лооса – обученный человек, грамотный в области истории архитектуры, это заметит. Этой грамотности очень не хватает современным архитекторам, которые ушли в «панельки» и строят плоские дома с орнаментом. Главная тенденция – появление интереснейшей региональной архитектуры, в том числе и в моем исполнении. Я давно двигаюсь в этом направлении.
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы  /|\
zooming

1.
Итоги хорошо известны. Это очередной набор реализаций, которые были в этом году в Москве. Наше ведомство так или иначе участвует во всех ключевых проектах города, поэтому события касаются всего города. Это открытие новых станций метро, Павелецкая площадь, которая наконец закончена, ГЭС-2, Речной вокзал. Все это хорошие реализации важных для города объектов.
 
Что касается конкретно ведомства, тут нужно отметить 30-летний юбилей Москомархитектуры и выставку в Музее Москвы, посвященную этому. А лично для меня важными событиями стали защита диссертации и проект «Русское идеальное», хоть он и находится не в Москве.
Дом «Русское идеальное», проект Сергея Кузнецова. Архстояние 2021. Репортаж с открытия фестиваля, 22.07.2021
Фотография: Архи.ру


2.
​Можно отметить Архстояние, я его всегда отмечаю для себя. На нем постоянно происходят важные акции. Для меня это маркер новых тенденций и творческой силы, которая есть в российском профессиональном сообществе. Сам я тоже участвовал в этом году, так что это особенное Архстояние для меня.

За рубежом это ЭКСПО 2020, которое состоялось только в этом году. Это всегда важная презентация тенденций современной архитектуры. Это сложно чем-то перекрыть, пожалуй, ЭКСПО – самое яркое событие года.
Экспо 2020 в Дубае, 10.2021
Фотография: Архи.ру

Из отдельных построек – реализация пирса в Нью-Йорке по проекту Томаса Хезервика, совершенно потрясающий проект. Думаю, проекты можно долго перечислять, и всегда на их тему будет масса дискуссий.
Парк Little Island у пирса 55
© Heatherwick Studio


3.
Всё идет в сторону быстрых, разовых, временных проектов, ЭКСПО тому лишнее подтверждение. Быстрая акция с большим количеством ярких «наворотов» вызывает самый большой интерес. В архитектуре с точки зрения дизайнерских экспериментов все стараются ловить тренд мимолетный, сегодняшний, это уже не разговор с вечностью, а движение в сторону вау-эффектов и шоу.
 
А с точки зрения градостроительных опытов и практик – это продолжение трендов по развитию малой индивидуальной мобильности, пешеходности, зеленых технологий, потому что человечество озабочено вопросами экологии, и эта ситуация остается неизменной. Что касается влияния пандемии, то можно сказать, что здоровый образ жизни, который и так был в тренде, получил дополнительный стимул к развитию.
Борис Левянт, ABD architects  /|\
zooming

1.
Для нас этот год был тридцатым и мы отпраздновали наш «год рождения» на все 100%! Сорок различных мероприятий в течении года, встречи и выставки, лекции и вечеринки! С точки зрения основной деятельности – год был неплохой – много конкурсных работ, закончились некоторые стройки, много наград за проекты и постройки. 

2.
Честно говоря особо не следил за достижениями и новостями в архитектурном мире! Плотно занят на работе, начал преподавать в МАРХИ, стал член-корреспондентом РААСН...

3.
Кто же знает куда все идет!? Хотя можно сказать, профессиональный уровень российских и московских коллег-архитекторов явно растет и это отрадная тенденция!
Сергей Чобан, СПИЧ  /|\
zooming

1.
Бюро продолжает работу над интересными проектами. Я рад плодотворному партнерству с Игорем Членовым и Антоном Павловым. Конечно, одной из самых знаковых для нас реализаций этого года стал Павильон России на Всемирной выставке ЭКСПО в Дубае.
Вид с Авеню Горизонта. Павильон России на Всемирной выставке ЭКСПО в Дубае
Фотография © Илья Иванов / предоставлена СПИЧ


2.
Наиболее важными кажутся проекты, которые посвящены шагам в сторону решения проблем окружающей среды, применения экологически более чистых материалов.

3.
​Стремление везде присутствовать лично заменилось более энергосберегающей возможностью контактировать и работать в Интернете, сократилось количество энергозатратных перелетов и личных участий, повысилась толерантность к удаленным формам работы.
Энди Сноу, Генпро  /|\
zooming

1.
Год был безусловно очень удачным для Генпро. Четыре наших проекта победили в международных конкурсах и сейчас мы работаем с проектами на трех континентах. Команда Генпро выросла до 400 профессионалов и у нас появилось подразделение, работающее над архитектурными концепциями.
 
Наш самый масштабный проект разработан в 2021 году в соавторстве с Nikken Sekkei для конкурса на редевелопмент Южного порта. Его общая площадь – порядка 1.3 млн м2, самая высокая башня достигает 350 метров. В 2022 году мы начинаем работу над стадией Проект. Масштаб этого проекта велик и мы думаем, что он станет драйвером развития этой части Москвы и ощутимо изменит ее.
Проект застройки территории Южного порта, победитель конкурса, 2021
© Nikken Sekkei / предоставлено Москомархитектурой, 11.11.2021


3.
​Мы видим, что рынок становится все более профессиональным, искушенным и требовательным: как девелоперы, так и представители власти требуют все большего качества проектов и все более уникальных решений. Стандарты качества будут расти, а значит, Москва получит еще более интересную архитектуру.
 
Нет никакого сомнения в том, что Москва будет быстрее расти вверх, в девелоперских проектах будут появляться новые высотные башни, для новых участков будут разрабатываться решения со все более высокой плотностью застройки.
 
С другой стороны, опыт пандемии показал, что гибкие рабочие пространства, расположенные близко к дому, также как и соблюдение принципов 15-минутного города, в котором вся необходимая инфраструктура и удобства расположены в пешеходной доступности, действительно очень важны для покупателей недвижимости.
Сергей Орешкин, «А.Лен»  /|\
zooming

1. 
Для нас год был очень удачным и насыщенным событиями, новыми проектами. Мы стали одними из лидеров в стране по разработке мастерпланов и градостроительных проектов больших городских массивов. Стали одним из финалистов и победителем конкурса реновации в Москве. Начали проект реновации в Санкт-Петербурге. Удалось извлечь выгоду из ковидных условий – многие наши сотрудники перешли на удаленный формат, и это, с одной стороны, требует дополнительных затрат на координацию, но при этом удаленка сильно экономит время на транспорт и расходы по офису.

В этом году девелоперы сдали и заселили несколько наших крупных проектов в Санкт-Петербурге: ЖК «Триумф парк» на Пулковском шоссе, комплекс в массиве «Балтийская Жемчужина» с китайским инвестором, «Дом на Львовской», комплекс IN2IT на Витебском проспекте, комплекс на Лиговском проспекте («Лиговский сити. Второй квартал», часть комплекса Golden city совместно с нашими голландскими партнерами). В Воронеже также сдали: ЖК «Русский Авангард» и «Россия. Пять Столиц».
ЖК Golden City. 6 квартал. KCAP, ORANGE, Архитектурное бюро «А.Лен»
© Андрей Белимов-Гущин. Предоставлено «А.Лен»

Начато строительство более десяти новых комплексов по нашим проектам.

2.
Запомнились: ЭКСПО в Дубае и павильон Сергея Чобана, наконец закончили стадион в Токио по проекту Кенго Кума, заменивший не очень корректно проект Захи Хадид, понравился парк на сваях Heatherwick Studio в Нью-Йорке, жилые проекты Макса Дудлера в Ганновере и Нюрнберге. В России: проект Никиты Явейна – музей в Уфе, комплекс Ривер Парк от ADM, проект UN Studio в Москве на Кржижановского, офис РМК от Номана Фостера в Екатеринбурге, бизнес-центр Сергея Чобана на Пискаревском проспекте в кортене.
Бизнес-центр Ferrum
Фотография © Илья Иванов


3.
На мой взгляд уже седьмой год продолжается тренд на рационализацию и гуманизацию архитектуры. Практически нет проектов-аттракционов, еще немного Китай продолжает достраивать единичные экземпляры студий MAD и Захи Хадид. Идет возврат к традиционным материалам – кирпичу ручной формовки и натуральным материалам. В России стали все больше возить из-за рубежа клинкер и кирпич, открылись представительства многих кирпичных фабрик Европы, особенно немецких, и местные российские заводы очень продвинулись. Эра керамогранита уходит, но я думаю будущее за поиском сочетания всех материалов по авторскому алгоритму, присущему каждому мастеру лично.
Максим Гурвич, Институт Генплана Москвы  /|\
zooming
Максим Гурвич, Институт Генплана Москвы

1.
Сейчас не только для столицы, но и для всей Московской агломерации наступает время принятия ключевых решений. Мы видим, что уже сформирован запрос на новое видение, новые смыслы в архитектуре и градостроительстве.
 
Такую тенденцию подтвердил форсайт «Москва-2050», который мы организовали в начале года. Это было первое в России подобное исследование для крупного города, а тем более – для столицы. Результатом работы стала карта трендов и сборник эссе экспертов, которые приняли участие в проекте.
 
Особо значима для нас победа консорциума под руководством Института в конкурсе на разработку мастер-плана Астраханской агломерации. Это событие важно в масштабах всего российского архитектурного сообщества. Мы создаем прецедент по формированию нового документа для агломерации – планировочного объединения, закрепленного в Стратегии пространственного развития нашей страны. Пока в правовом поле нет терминов «мастер-план» и «агломерация», но рано или поздно они должны появиться.
 
В Москве мы занимались по-настоящему знаковыми проектами. В их числе штаб-квартира РЖД и Инновационный научно-технологический центр МГУ «Воробьевы горы». В числе инфраструктурных объектов стоит упомянуть про МЦД, БКЛ и новые линии метро. Для этих проектов пройден только первый этап – трассировка и строительство самих объектов. С точки зрения города это только начало, потому что дальше предстоит работа по включению этих проектов в жизнь города за счет развития прилегающих территорий.

2.
Самым масштабным событием года, на мой взгляд, стала выставка ЭКСПО 2020 в Дубае. Это место, где эстетика архитектуры важна, но все-таки уступает место философии. Вам могут нравиться или не нравиться павильоны, но каждый из них – это высказывание. Благодаря развитию технологий перед нами уже давно не стоит вопрос «Как строить?». Гораздо более актуальным становится вопрос «Зачем?». ЭКСПО – это попытка дать на него ответ.
 
Следующая такая выставка состоится в 2030 году и Москва подала заявку на ее проведение. Сейчас мы прорабатываем концепцию кластера для ЭКСПО и надеемся, что сможем продемонстрировать миру наше видение, дать собственный ответ на этот важный вопрос – «Зачем?».

3.
Про общемировые тенденции уже сказано достаточно, но я готов рассказать о том, что вижу в Москве, ведь мы с вами наблюдаем поворотный момент развития столицы.
 
Период с 1995 по 2010 я бы охарактеризовал как время «заполнения пустот», когда градостроительные проекты преимущественно основывались на старой инфраструктуре.

С 2010 началась эпоха мегапроектов. В этот период началась реализация транспортных идей старых генпланов – например, МЦК и хордового кольца. Стартовала программа реновации пятиэтажного фонда с параллельным благоустройством города и знаковыми, но все равно точечными проектами – парк «Зарядье», Лужники, Парк Горького.
 
Сейчас наземная часть транспортной инфраструктуры запланирована практически полностью. Полным ходом идет реорганизация промзон. Территориальные резервы города не бесконечны, и перед нами появляются новые задачи.
 
Что делать с миграционными процессами между Москвой и областью? Как разгрузить центр города и создать настоящую полицентричную систему? Каким образом переосмыслить наше отношение к природной составляющей и историческому наследию? Появятся ли новые задачи, связанные с экологической повесткой, жилищным строительством, экономикой, социальной инфраструктурой?
 
Отвечая на каждый из этих вопросов, мы будем формировать новые сценарии развития города. А если нам при этом удастся наладить взаимодействие с областью и рассматривать город в его реальных границах – это и будет тем самым поворотным моментом, о котором я сказал в начале.
Никита Явейн, «Студия 44»  /|\
zooming

​1. 
2021 год принес большой объем работы. Не всегда радостной и творческой... Но были и очень интересные проекты.
 
Жилой комплекс «Красин»: тут мы искали методический подход к очень важной и ответственной территории на Васильевском острове, в самом устье Большой Невы. И, думается, нашли, воспроизведя уникальные планировочные особенности Васильевского острова, заданные еще генпланом Леблона-Трезини.
Жилой комплекс «Красин»
© «Студия 44»

Еще один сложнейший проект – культурно-туристический центр в «Квартале Сета Солберга» в Выборге. Тут нам пришлось встраивать полноценный музыкальный театр в исторический квартал, да еще и восстанавливать домики по его периметру. Тщательно выверяли форму купола, чтобы его не было видно не только с близлежащих улиц, но и с ключевых панорамных точек Выборга. Такая неожиданная вещь, соединяющая несоединимое...
 
Территория развития Санкт-Петербургского государственного университета в Пушкине – колоссальный градостроительный проект, к тому же серьезная проверка на профессионализм. Тут в приоритете была логистика, связи между элементами комплекса и с внешним миром. Мы строили гибкую пространственную матрицу, открытую к развитию как по горизонтали, так и по вертикали без потери общей связности научно-образовательной среды. Работая над проектом СПб ГУ, мы поняли, что если родина прикажет [улыбается], можем спроектировать такие непостижимые, на первый взгляд, вещи как, например, криогенный центр или крупнейший в Европе виварий на 26 тысяч грызунов! Я уже не говорю про научные лаборатории, буквально напичканные циклотронами, ядерно-силовыми микроскопами, наноизмерительными установками и т.п.
Сейчас все эти три проекта ушли в экспертизу, так что год прошел не зря.

2. 
Пожалуй, больше всего запомнились две работы Цимайло и Ляшенко: дом Lumin – такой стереометрический паззл, и Кутузовский XII со стеклянными подсвеченными колоннами – вещь как бы и на грани фола, и с корнями в конструктивистской архитектуре. Иностранных проектов много видел крепких, хороших. Много «кирпичного» регионализма с ментальностью и декоративизмом, идущими от персидской традиции. Интересные китайцы, индусы. Но озарений, я бы сказал, нет.
Lumin House
© Цимайло Ляшенко и Партнеры / предоставлено v confession agency


3. 
Куда все идет? К корням, к независимым региональным школам. Антиглобалистская волна все захлестнула. Модное «эко» начинает себя компрометировать. Все его по инерции изображают, но это уже похоже на плохо скрываемую профанацию. Чтобы сэкономить два киловатта, гробят тысячи киловатт. Вот-вот все признают, что король-то голый.
 
В этом смысле показательно, что в Китае стали бороться с небоскребами. Си Цзиньпин издал регламент: здания высотой от 150 до 300 метров можно строить только в городах с населением свыше 3 миллионов человек; от 300 до 500 метров – только по специальному разрешению, а выше 500 метров – вообще нельзя. Это в Китае-то, где строилось больше 60% от общего количества высотных зданий в мире! Лично меня этот факт порадовал. 
Степан Липгарт  /|\
zooming

В 2008 году в ГНИМА имени Щусева мы провели выставку с эпатажным названием «Вперёд в 30-е!» Наше «Вперёд!» стало тогда в первую очередь признанием в любви к большому стилю 1930-х годов, составляющему значительную часть архитектурного образа родной Москвы. Но чем это эстетство было рядом со смутным и неотвратимым предчувствием очередного витка истории... И вот сегодня, подводя черту под прошедшим годом, сложно игнорировать происходящие как бы вне профессии социальные и политические процессы, те, что в конце концов архитектура отражает в камне и бетоне, те, под разрушительным натиском которых, она обращается в ничто.

Итоги неутешительны, тревожны: память и подлинное нивелируются, подменяются симулякрами, история снова становится опасным оружием, а война актуальным, почти повседневным понятием. Действительность оставляет не так много сценариев гармоничного сосуществования с ней, один из которых – старый добрый эскапизм. Возможно, поэтому самым ярким архитектурным событием 2021-го мне показался павильон в Дубае Сергея Чобана – наполненный витальной динамикой, почти слышимой энергией.
Павильон России на Всемирной выставке ЭКСПО в Дубае
Фотография © Илья Иванов / преоставлена СПИЧ

Выставка часто жанр про мечту и лучшее завтра, а экспозиционное здание способ создать модель поры прекрасной. И как тут не вспомнить истошные восходящие линии иофановских павильонов в Париже и Нью-Йорке – воплощение той неоднозначной витальности мира накануне Второй Мировой.

Были иные времена – посветлее, погуманнее. Конец 2021 принес известие, что следует приготовиться к расставанию со зданием Пулковского терминала архитекторов Жука и Вержбицкого – одним из символов человеколюбивой эпохи 1960-х годов. Я лично не готов, надеюсь, инициатива петербургского архитектурного сообщества поможет сохранить этот ценнейший артефакт нашей общей исторической памяти.
Аэропорт Пулково-1, фотография 1984-1987 гг.
citywalls.ru / загружено Ладада

Наши проекты реализуются своим чередом, в стройке сейчас пять жилых домов, все в Петербурге. Эстетически они вдохновлены теми – предвоенными эпохами, очень надеюсь, что существовать им доведётся в мире больше похожим на другой: оптимистичный, милосердный, оттепельный.
Андрей Асадов, АБ ASADOV  /|\
zooming

1.
В этом году мы совершили качественный скачок – взяв несколько крупных и ответственных задач, расширились с командой, а также перебрались в новое пространство Бюро. Найти его, кстати, было делом непростым – поскольку прежнее нам тоже очень нравилось, критерии были строгими, но в итоге попался один вдохновляющий вариант, с высокими потолками и капителями, напоминающими о родных стенах МАРХИ! С концепции интерьера этого пространства, в свое время, началась история интерьерного отдела Бюро. В этом году к нему добавился и градостроительный отдел, сейчас в работе несколько мастер-планов в разных городах. Постепенно приближаемся к городскому масштабу, стараясь не терять вкус к деталям!
 
2.
Сосредоточенность на внутреннем движении Бюро не всегда дает возможность осмотреться вокруг, но, вдруг, оглянувшись, видишь, что ГЭС-2 уже достроена и открыта, небоскребы и «ВГК» в родном городе растут, как на дрожжах, а далеко от Москвы появляются прекрасные объекты и парки, которым позавидовала бы даже столица… Так, оказавшись в Кемерово, увидел вживую камерный, но очень сильный Парк Ангелов, разбитый на месте печально известного ТРЦ «Зимняя вишня». Это история про множество смыслов, многослойность идей, пространство, которое затягивает и не отпускает. Также мечтаю добраться до Кудыкиной горы, чтобы полюбоваться на очередной манифест новому русскому стилю (в виде гостевого центра) от Мегабудки!
Центр гостеприимства в парке «Кудыкина гора»
Фотография © Илья Иванов / предоставлена Megabudka

 
3.
Про перспективы – с одной стороны, они радужные, с другой – совершенно непредсказуемые! Льготная ипотека и реновация в масштабах всей страны показывает, что без дела российские архитекторы в ближайшее время вряд ли останутся, при этом тот же ковид ставит под сомнение необходимость архитектуры как таковой, как пространства для общения и взаимодействия. А, с другой стороны – именно это и заставляет переосмыслить природу архитектуры, найти новые способы и форматы взаимодействия людей, в конце концов, переосмыслить город как таковой, чтобы создать нечто лучшее, действительно вдохновляющее!
Megabudka  /|\
zooming

1.
Год был активным и интересным. Вот наши ключевые успехи и события. Если ранее в портфолио бюро преобладали объекты благоустройства, то теперь примерно 50% – здания и комплексы. Мы начали выпускать видео, в том числе сняли даже фильм про Кудыкину гору и представим его в начале 2022 года. Выиграли нескольких крупных архитектурных конкурсов. В 2021 году, как и ранее, мы также плотно занимались туризмоми даже стали экспертами в программе по развитию туризма в АСИ.
 
Центр гостеприимства в парке «Кудыкина гора»
Фотография © Илья Иванов / предоставлена Megabudka

Несколько знаковых реализаций: полностью реализовано первое в мире здание в Новом русском стиле – Центр гостеприимства, объект получил большое внимание и несколько премий, включая диплом от ПР. Реализована центральная площадь Нижнего Новгорода, где множество интересных решений, например: чайная баба, лавки-прилавки, уличная печь, самые длинные в РФ качели-балансир и так далее. Активно идет строительство большого гостиничного комплекса Mantera в Сочи. Реализован пилотный проект правительства Москвы «Мой район» на Новочеркасском бульваре с партисипацией.

2.
Одно из знаковых архитектурных событий года – ЭКСПО в Дубае. Организаторам удалось добиться эффекта парка развлечений для взрослых с визуальными аттракционами. Стартовал крупный международный конкурс на новое здание Театра в Казани; наш консорциум megabudka+form+zarf вышел в финал. Московская реновация набирает обороты – кстати, в этом году мы стали победителями конкурса Облик реновации. Бессрочно закрыли Vessel Хизервика, но в тоже время открылся его же Little Island. 
Парк Little Island у пирса 55
© Heatherwick Studio


3.
​Это самый интересный вопрос. В этом году мы запустили фундаментальную исследовательскую работу про тенденции будущего, в рамках этой работы мы исследуем все аспекты прогнозируемой жизни человечества и пытаемся создать униврсальную модель города будущего. Весь следующий год мы также планируем ей заниматься и надеемся, что дадим исчерпывающий ответ на этот вопрос в конце 2022 года.
Алексей Гинзбург, Ginzburg architects  /|\
zooming

1.
Год был успешным, результативным. Нам удалось выпустить много интересных новых работ. Очень помогло, что в нашей команде присоединился Кирилл Гладкий, он очень укрепил нас и в творческом, и в организационном плане. Мы также усилили наши компетенции в области BIM. Но самое главное – творческая составляющая работы: разнообразные по функции и географии объекты, как в южных регионах, климатические и географические особенности которых нам представляются очень интересными, так и в Москве и в других областях. В этом году у нас появилось достаточно много реставрационных проектов, что, надо думать, логично после нашей работы со зданиями Известий, Наркомфина и другими. Также работаем с проектами, которые объединяют задачи реставрации и современного строительства, что для нас очень важно, поскольку одна из тем, которой занимается бюро – это соединение новой архитектуры с контекстом исторического города, и их гармоничного, неконкурентного развития.

2.
ГЭС-2, безусловно, событие номер один. Такого высокого качества исполнения архитектурного замысла в Москве я еще не видел. Во многом это произошло благодаря тому, что большое количество архитектурных элементов поставлялись из Италии, но все же не могу сказать, что это была «отверточная сборка».
Для того, чтобы оценить высоту и протяженность базиликального пространства, надо пройти от главного входа половину здания, до одного и торцов. Тогда «церковность» пространства становится очевидной. ГЭС-2, Дом культуры фонда V-A-C / 03.12.2021
Фотография: Архи.ру

Безусловно, появление в городе работ таких мастеров архитектуры, как Ренцо Пьяно – это очень важное событие, часть своего рода коллекции. Получается, что в Москве строили не только Осип Бове и Аристотель Фиораванти… В Москве ведь много работали итальянские архитекторы. И показать, как итальянские мастера работают сегодня, в дискурсе современной архитектуры, – особенно важно. Потому что это продолжение традиций нашего авангарда, и они это хорошо понимают и ощущают, когда работают здесь. Конечно, ГЭС-2 – важное событие.
 
В остальном – я, может быть, мало следил за новостями – но должен сказать, что конкурс на фасады реновации мне, как человеку, который наблюдает давление стройкомплекса на город давно, еще глазами моего отца и его друзей советского времени, – представляется попыткой архитектурного сопротивления строительному диктату. Как кажется, задача конкурса – сделать массовое жилье, экономически наиболее выгодное, – каким-то образом привлекательным с архитектурной точки зрения. Считаю эту попытку благородной, прецедент – хорошим. Я вижу в нем пользу для нашего разобщенного архитектурного цеха. Думаю, что это один из тех шагов, которые могли бы консолидировать архитекторов в их профессиональном единстве.

3.
​Глобальные тенденции, к счастью, не меняются – актуален общемировой дискурс, направленный на современную архитектуру, который определяется не только желаниями каких-то заказчиков или архитекторов, но и объективными факторами развития социума. Если говорить о Москве – здесь актуален тренд развития высотного строительства. Он интересен, он «манит» для архитекторов – но в то же время он достаточно страшный, потому последствия такого строительства трудноустранимы. Поэтому он вызывает, скажем так, волнение: высотное строительство может изменить образ города как в лучшую сторону, так и, скажем осторожно, в другую. А сносить результаты таких экспериментов более чем дорого.
Александр Попов, Архиматика  /|\
zooming

1.
Итоги года для вашего бюро: проекты и события. Двадцать первый год был супер-активный. В Украине мы наблюдаем настоящий строительный бум, растет покупательская способность и, как следствие, появляются финансовые предпосылки для создания крутых архитектурных объектов, которые еще год назад были бы не реальны. Используя благоприятную конъюнктуру, мы представили несколько новых проектов: ЖК «Lucky Land» в Киеве, ЖК «Дома Тработти» в Одессе, общественный хаб в центре Буковеля.

А еще открыли наконец построенный по нашему проекту ТРК «Республика», который мы начали проектировать 10 лет назад, и который был построен на 80% в 2014 году, а затем заморожен из-за банкротства банка, финансировавшего стройку, и наконец достроен после продажи активов банка новому инвестору. Для нас очень важно и радостно, что архитектурные решения придуманные 10 лет назад ничуть не потеряли актуальность, и были оценены не только номинациями конкурсов, но и рекордным количеством посетителей: более полумиллиона за первые четыре недели после открытия!

Среди проектов московского офиса Архиматики хочется отметить 4-й квартал ЖК «Остров», по заказу компании «Донстрой». За год мы прошли путь от первого эскиза до разрешения на строительство по нашей документации. Также хочется отметить очень плодотворное творческое сотрудничество с генеральным архитектором застройки ЖК «Остров» Юлием Борисовым (UNK) и, конечно, архитектурными командами UNK, Бюро Асадова, Горпроекта, APEX, разрабатывающими параллельно с нами другие кварталы нового жилого района.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК «Дома Тработти»
    © изображение предоставлено компанией «Архиматика»
  • zooming
    2 / 3
    Общественный хаб в центре Буковеля
    © изображение предоставлено компанией «Архиматика»
  • zooming
    3 / 3
    ЖК «Lucky Land»
    © изображение предоставлено компанией «Архиматика»


2. 
Три главных события: 
  • всемирная выставка EXPO в Дубае;
  • венецианская биеннале с темой «Как мы будем жить вместе?»;
  • выбор жюри Притцкеровской премии 2021 года: дуэт архитекторов Анны Лакатон и Жана-Филиппа Вассаля. Мастерская Lacaton & Vassal. 

Главные объекты:
  • Открытие Галереи современного искусства Пино, в реконструированном здании торговой биржи в Париже. Проект реконструкции разработал Тадао Андо в сотрудничестве с Niney et Marca Architectes, Пьером-Антуаном Гатье и Setec Bâtimen.
  • Открытие после реставрации универмага La Samaritaine в Париже.
  • Открытие нового Музея Мунка в Осло, спроектированного Estudio Herreros.
  • Открытие парка Little Island в Нью-Йорке, на реке Гудзон, спроектированного Томасом Хезервиком.

3.
На мой взгляд, наиболее свежий и динамично набирающий обороты архитектурный тренд – это новое открытие красоты, эстетики, гармонии. Все больше успешных выразительных проектов наглядно показывают, что современная архитектура может и даже должна быть эстетически безупречной, выстраивающей при этом свою собственную гармонию, без оглядки на найденные в прошлом каноны или стереотипы широких масс. И все больше архитекторов задумывается о том, что архитектурная дисгармония не может быть sustainable.
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова, Buromocow  /|\
zooming

1.
Самое важное событие этого года – открытие станции Терехово. Это конкурcный проект, над которым мы работали 6 лет. Этот год, год строительства и отделки станции, оказался особенно захватывающим. Ничто иное по силе переживаний и накалу страстей не сравнится с живой стройкой, да еще и станции метро!
 
Преподавание в Университете Гонконга – теперь мы знаем, что такое 200-процентная вовлеченность.

2.
Думаем, что мы не будем одни, если скажем, что это открытие пространства Дома культуры ГЭС-2. Уникальная реконструкция Ренцо Пьяно заброшенного ранее промышленного здания задает новый уровень в архитектуре Москвы.
 
Притцкеровская премия Лакатон Вассаль подтвердила направление на сохранение, скромность, тактичный подход в архитектуре. Круто, но архитекторам почему-то по-прежнему хочется праздника, больших идей и масштабных изменений.
Реконструкция корпусов G, H, I комплекса Cité du Grand Parc в Бордо. 2017
Фото © Philippe Ruault

ЭКСПО 2020 в Дубае, безусловно, насыщает нас архитектурными впечатлениями. Но в тоже время заставляет задуматься над новым форматом этой выставки. Особенно в контексте того, что Россия претендует на участие в 2030 году. Как могут проходить такие мероприятия, не оставляя за собой мусора.
 
Выставка к 100-летию ВХУТЕМАСа показала нам всем, откуда мы родом.

3.
​В Москве все идет вперед и ввысь, несмотря ни на что. Больше культурных проектов, больше жилья, больше улиц и парков, выше ожидания красоты и комфорта. Наслаждаемся потоком.
Евгений Герасимов, «Евгений Герасимов и партнеры»  /|\
zooming

1.
Год 2021 лучше, чем 2020. Закончен ЖК «LEGENDA Героев» и ЖК «Futurist» – после реконструкции Левашовского хлебозавода весь комплекс обретет свое лицо. Заканчивается или продолжается строительство целого ряда объектов: башни Alcon Tower в Москве на Ленинградском проспекте, дома в Петербурге на Институтском проспекте, 16, второй очереди ЖК на Петровском острове, второй и третьей очереди «NEVA HAUS», второй и третьей очереди «Невской ратуши». Получил согласование на строительство ЖК «Чёрная речка, 41». Продолжается строительство храма на Кронштадской площади – это наш благотворительный проект. Также мы занимаемся интересным элитным проектом в Московском районе Хамовники. 
Вид с перекрестка 20-й линии и Большого проспекта Васильевского острова. Legenda Большого проспекта В. О.
© Евгений Герасимов и партнеры


2.
Проект Питера Барбера в Лондоне – мне кажется, это прекрасно. Также запомнился павильон Сергея Чобана на ЭКСПО-2021 в Дубае.
26 таунхаусов McGrath Road в Лондоне
Фото © Morley von Sternberg. Предоставлено RIBA


3.
​У меня ощущение, что есть некоторая растерянность – в мире, в стране, в архитектуре. Это тенденция или временное последствие пандемии – посмотрим. Новости настроения не поднимают. Но мы продолжаем заниматься своим делом, это единственная возможная позиция. 
Александра Кузьмина, главный архитектор Московской области  /|\
zooming

1.
Сама по себе процедура строительства имеет отложенный эффект, поэтому, наверное, стоит говорить о том фундаменте для будущих преобразований, который мы смогли заложить в этом году.
 
Если коротко, то основных тем несколько, и они касаются создания комфортной городской среды.
 
Во-первых, кластеры ИЖС – новое направление комплексного развития Московской области. Это уникальный формат – территории, на которых создается малоэтажная многоквартирная застройка, таунхаусы и ИЖС, и одновременно обеспечивается городское качество инфраструктур (объекты здравоохранения, образования, спорта, инженерии, транспортной сети).
 
Во-вторых, стандарты жилой застройки – требования к проектированию и строительству многоквартирных жилых домов в регионе. Это очень важный документ, призванный обеспечить строительство только самого современного и комфортного жилья в Подмосковье.
 
Кроме этого, традиционно хотелось бы отметить деятельность нашей Рабочей группы Архитектурной комиссии, которая на порядок повышает качество проектирования в регионе. Еженедельно члены нашей Архитектурной комиссии ведут профессиональный диалог, давая бесценные комментарии авторам каждого проекта.
 
По большому счету, это образовательная деятельность, результат которой очевиден, и его наглядно демонстрирует многочисленные победы наших проектов в международных и российских конкурсах. Мы вообще делаем большую ставку на образование. Знаковым событием стал V Форум проектировщиков Московской области – мероприятие, которое завершило череду конференций, организованных Мособлархитектурой совместно с Ассоциацией проектировщиков Московской области. Отличный форум, «вишенкой на торте» которого стала финальная часть деловой программы, в которой мы, в лучших традициях Карнавальной ночи, обсудили вопросы проектирования международной орбитальной станции, придя к выводу о том, что и в космосе, и на земле тоже должно быть все для людей.

2.
В Московской области очень много интересных проектов, и я с радостью расскажу об этом подробнее в следующий раз: реабилитационный центр в Сергиевом Посаде АМ ATRIUM, Международная школа Wunderpark архитектурного бюро ARCHSTRUKTURA, Музей «Зоя» в деревне Петрищево бюро «А2М», жилой комплекс «Миниполис Дивное» бюро STUDIO-TA, культурный центр по проекту МГПМ в Черноголовке и многие, многие другие… 
Жилой комплекс «Миниполис Дивное». Фасады. Зима
© Компания «Сити – XXI век»
Культурный центр в Черноголовке
© МГПМ / предоставлено пресс-службой Мособлархитектуры


3.
Безусловный тренд – развитие индивидуальной жилой застройки. Результатом пандемии стал стремительный рост спроса на малоэтажное строительство. И причина не только в желании уехать из большого города, но и возможность работать на «удаленке». Примерно треть жителей коттеджных поселков – это люди, которые работают в удаленном режиме или смешанном графике. Конечно же, кластеры ИЖС должны быть обеспечены всеми объектами инфраструктуры. И это тоже тренд – постоянное повышение качества городской среды.
Павел Андреев, АБ ГРАН  /|\
zooming

1.
Год был непростой, но в результате достаточно успешный. Работы было много, команда прирастает новыми людьми. Пакет заказов стал более разнообразным: больше 5 лет мы провели, работая над жилыми проектами, теперь появляются другие функции, гостиницы, офисы; появились штучные, средовые работы, которые выгодно отличаются от квадратных километров коммерческих площадей. Вернулись к излюбленной теме реконструкции в исторической среде. Так что в будущее смотрим с оптимизмом.
 
Замечательный выпуск был у нас в МАРХИ, 12 студентов с отличными оценками, в следующем году будет презентация дипломов, дипломы интересные.

2.
Передвижение по миру затруднено, сложно оценить какие-то постройки вживую, а судить по картинкам я считаю неправильным, поскольку много раз убеждался в том, что что-то, увиденное на фотографиях, может на деле оказаться совсем другим, немасштабным, неинтересным, и наоборот, что-то, пропущенное мимо, будучи потом увидено «в натуре», оказывается достойным внимания. Поэтому не буду говорить про ГЭС-2, так как посетить его пока не успел – хотя радует само появление этого объекта и то, что часть Острова стала в результате общественным местом.
 
Несмотря на единство предпочитаемой стилистики радует разнообразие и то, что появляются какие-то общественные сооружения, благоустройство, парки, к примеру Парк Малевича, новые станции метро… Архитектурная среда, безусловно, развивается. Единственный отрицательный момент – катастрофический рост Москвы, который создает чудовищную ситуацию для всех, и для приезжих, и для коренных жителей.
Парк Малевича
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Basis architectural bureau


3.
Если говорить о стилевых тенденциях – сейчас, на мой взгляд, возобладал формат минималистичной, лаконичной архитектуры глобалистического или, может быть, европейского плана. Минимализм проявляет себя не только в декоре, но и в планировках, и в жизни в целом… Думаю, какое-то время мы еще будем жить с этим мейнстримом. Но потом, со следующим экономическим подъемом, может быть, придет возвращение к классическим формам и более сложному рисунку, отличному от чертежа с его прямыми линиями. Глаз ведь устает от прямых линий, так что время от времени рисунок сменяет чертеж, и наоборот.
Артем Китаев и Леонид Слонимский, KOSMOS  /|\
zooming

1.
Самое приятное воспоминание 2021
2021 был не самым простым годом, тем не менее было в нем было много интересного и запоминающегося. Одним из самых приятных воспоминаний года стала поездка всем бюро «КОСМОС» в Венецию на открытие нашей инсталляции на 17 Архитектурной биеннале. После долгого ковидного года практически без путешествий и совместных вечеринок было особенно приятно увидеть всех вживую, выпить вина и насладиться архитектурой.
  • zooming
    Проект KOSMOS в павильоне России на биеннале в Венеции
    © KOSMOS
  • zooming
    Проект KOSMOS в павильоне России на биеннале в Венеции
    © KOSMOS

Новый дом
Тем временем в Москве мы закончили строительство нашего нового офиса. Это проект реконструкции чудесного одноэтажного домика в центре Москвы, который мы отчистили от всех поздних наслоений. Для нас было особенно ценно работать с этим типичным Московским домиком. Это – уходящая типология, которой становится всё меньше и меньше.
 
Порто
Самым счастливым моментом лета стало участие в Porto Academy в качестве приглашенных профессоров в знаменитом воркшопе в Порто, Португалия. Днём – работать со студентами в белых башнях факультете архитектуры FAUP по проекту Альваро Сизы, а вечером выпивать во дворике прекрасного жилого дома Bouça (по его же проекту), беседуя об архитектуре (и не только) с архитекторами из разных стран – это было действительно запоминающиеся дни.
 
Несмотря на то, что это были самые приятные моменты года, мы не только проводили время на Биеннале и воркшопах.
 
Коллаборации
В этом году мы очень много работали и сделали большое количество новых проектов.
 
Особенно запомнились проекты, сделанные в коллаборациях, так как в них мы познакомились с тем, как работают в других бюро, услышали новые мнения, увидели новые стили мышления. Нашими коллабораторами были и бельгийские классики Jan de Vylder / Inge Vinck (с ними мы сделали уже 3 совместных проекта), и российские Nowadays; и молодые Швейцарцы Comte & Meuwly. Работать с новыми, вдохновляющими людьми – прекрасный опыт, а для свежести идей особенно помогает смена обстановки.
 
Так, с Бельгийцами мы работали в их офисе Генте, располагающемся на верхнем этаже театрального центра (по их же проекту), а со Швейцарцами – в огромном индустриальном лофте, здании старой многоярусной парковки в Цюрихе. Все из наших проектов, созданных в коллаборациях, посвящены переиспользованию зданий, элементов и материалов и строительству больших идей малыми архитектурными средствами.
 
Конкурсы
В этом году мы сделали более 10 конкурсов, и в некоторых из них нам улыбнулась удача. Мы выиграли 1 место в конкурсе «Европан 16» в Клагенфурте, в Австрии, получили 1 место в конкурсе на развитие Саратова (это была ещё одна коллаборация со Шведами Mandaworks и голландцами Karres and Brands), получили 2 место конкурса на музей современного искусства в Женеве (совместно с Jan De Vylder Inge Vinck и JS), стали финалистами конкурса на культурный центр Швейцарии в Париже, и финалистами конкурса на ЭКСПО 2027 года в Швейцарии.
  • zooming
    Проект KOSMOS в ГЭС-1, 2021
    Фотография © Иван Ерофеев
  • zooming
    Проект KOSMOS в ГЭС-1, 2021
    © KOSMOS

Если говорить о реализациях, то в этом году открылась выставка «Карнавал» в новом здании ГЭС-2, открыл свои двери для любителей спорта крупнейший в Европе экстрим-парк (это наш совместный проект с Legato Sport Architects).
К 800-летию Нижнего Новгорода открылась первая фаза парка «Швейцария» в Нижнем по нашему проекту (увы, с определенными уточнениями). В Грузии построили несколько первых, пилотных домов в проекте «Шато Шапито» – самом романтичном и сказочном нашем проекте. Началось строительство и реконструкция исторического дома в Швейцарии, в горах, в маленькой тихой деревне в кантоне Юра.

Преподавание
В академической деятельности тоже было много интересного. Мы начали преподавать в МАРШ на магистратуре (параллельно с преподаванием в Техническом Университете Вены и университете HEAD в Женеве). В МАРШе мы делаем со студентами студию, посвященную новой жизни тех московских зданий, которые, по идее, должны были бы снести.
 
С начала года мы прочли много публичных лекций, в том числе в университете Баухауз (Веймар), в университетах ETSAM и Nebrija (Мадрид), на Архитектурном форуме в Лозанне, в канадском центре архитектуры CCA, в Монреале, на факультете архитектуры университета Порто, Португалия и Московской креативной неделе.
 
Новые открытия и постройки
Самыми важными и интересными событиями и постройками других авторов в России и за рубежом мы считаем, разумеется, ГЭС 2. Это важное для Москвы событие. С архитектурной точки зрения самым радикальным зданием года стало общественное пространство Kait Plaza по проекту Junya Ishigami и совершенно другое, но не менее восхитительное здание – новая синагога в Бабьем Яру по проекту Манюэля Херца. Прекрасен своей скромной простотой новый ландшафтный парк «Веретьево» по проекту Александра Бродского.
 
Также мы хотели бы отметить небольшую, но важную для нас выставку фотографа Савинцева «Кратовские Дачи» в руине МУАРа.

2. 

– 17 венецианская биеннале
– Прицкер Лакатон Вассаль
– Первый конкурс на павильон из переиспользованных материалов в Базеле
– Анонс от Гаража про SANAA и Шестигранник

3. 
Одна из очевидных тенденций – глобальное изменение архитектурного дискурса. Стал актуален поиск новых методов проектирования и даже определения самой роли архитектуры в условиях экологического и экономического кризиса, а также “digital shift”: изменениями образа жизни, работы и совместного существования, обусловленных техническим и цифровым развитием. Все эти проблемы и технические достижения абсолютно не неожиданны, но пандемия заставила многие слои общества принять и использовать новый способ жизни, обусловленный техническим прогрессом и озаботиться давно назревшими общемировыми проблемами. Потребность общества в переосмыслении старых стандартов безусловно заставит архитектуру предложить новые формы развития.
Тимур Башкаев, АБТБ  /|\
zooming

1.
Продолжали работу над крупными ТПУ МЦД-1 – Окружная и Петровско-Разумовская, строительство которых уже началась в этом году. Выполнили несколько проектов по облику домов реновации. Надеемся на продолжение и реализацию этих проектов.

В этом году начали проектирование нескольких крупных городских объектов. Надеемся на успешное их завершение в Новом году!

2.
Главное событие уходящего года для меня – это открытие ГЭС-2. Уникальный проект великого Мастера и удивительная по качеству реализация. В мире продолжаются интересные эксперименты на стыке природы и урбанизма. Поэтому отмечу открытие «Маленького Острова» в Нью Йорке, спроектированного одним из любимых архитекторов – Томасом Хезервиком.

3.
Все дальше уходит тяжелый традиционный модернизм вместе с холодным хай-теком. На смену идут новые версии – более сложные по формообразованию, наполненные смыслами и эмоциями, создающие насыщенную впечатлениями городскую среду. Метамодернизм уже здесь :-).
Илья Машков, Мезонпроект  /|\
zooming

1.
Мы продолжаем реализовывать свою стратегию: больше объектов на берегу моря и интересных уникальных историй в центрах городов.

Таким образом в 2021 году появился строящийся сейчас ландшафтный парк со стеной памяти имени академика Легасова в Туле, офис в Ватином переулке в Москве, новое видение центра города Одинцово, Реутовская Мануфактура, переосмысленная по образу Красного Октября, центр водных видов спорта и рафтинга в Иркутске.

В этом году мы получили множество наград в разных масштабах – от интерьеров до градконцепции, коллектив стабилен и воодушевлен, слава Богу, никого не потеряли и все здоровы.

2.
Выделю российские работы: замечательный музей Зои Космодемьянской в Московской области, архитекторы А2М, Андрей Адамович. Прекрасная работа по комплексному обустройству небрежной в Светлогорске Калининградской области. И университетский комплекс Никиты Явейна в Питере.

3.
​В российском обществе растет вкус к качественной архитектуре, стало уже неприлично обсуждать, насколько влияет архитектура на стоимость недвижимости. Все согласились – влияет значительно.

В этом году стало совершенно очевидно, что хороших архитекторов и сильных проектных бюро катастрофически не хватает. Ведет это к повышению стоимости проектных работ, но хорошо ли это – не уверен. Держитесь, хочется пожелать всем нам…
Григориос Гавалидис, GAFA  /|\
zooming

1. 
Этот год был ярким, духоподъемным и очень продуктивным для нашей команды. Во-первых, мы сделали большой шаг в мир коллабораций, и в течение года работали с различными международными бюро над конкурсами и большими проектами. В их числе: греческое бюро OOAK, британцы JTP, американцы MSP и швейцарцы Urban Parametrics! Что важно: мы не только обменялись опытом и расширили контекст проектов, но и перезагрузили ценности и принципы компании, сформулировали свой вектор на 2022 год.

Во-вторых, мы расширили географию проектов и вышли в новые города России: наш флагман «Рощино» в пригороде Санкт-Петербурга, портовый жилой район «Lena Pillars» в Якутске, деревня-отель «Mito» в Крыму, «Седьмое небо» в Казани, жилые комплексы в Орле, Новосибирске, Красногорске, Краснодаре и других городах. Мы продолжаем работать и с московскими районами, развивать проекты Ever, Spires, «Мята». Открыли для себя субурбан, где будем реализовывать загородный район для счастливой жизни в Елизарово совместно с Самолетом. И, конечно, стоит упомянуть про ярчайшие конкурсы этого года: «Valley the Wellness» на Пресненском Валу, Holy Well Garden в Кувекино и Южнопортовая от Level Group, в котором мы, кстати, победили!

Ну и в-третьих, мы значительно расширили команду специалистов, открыли второй офис, который занимается ландшафтом, графическим дизайном и очень перспективным направлением для компании: placemaking.

2.
Конечно, реконструкция ГЭС-2 – это масштабное знаковое событие архитектуры для России и всего мира. Ренцо Пьяно, один из великих современности, создал совершенно уникальное, лаконичное и демократичное пространство для искусства, сообществ и культуры в целом.

3.
Мировых тенденций множество, и все они взаимосвязаны друг с другом, собственно поэтому яркий симбиоз и комплексная связь «неархитектурных» дисциплин в проектах и есть главная тенденция. Больше не так интересно говорить о красоте архитектуры, ее материалах и качестве. Гораздо интереснее и важнее говорить о качестве жизни людей, которую создает эта архитектура.
Виктория Баркалова, GAFA  /|\
zooming

1.
Помимо большой проектной работы в этом году мы уделяли особое внимание внешней публичной программе. Например, в роли куратора запустили ежегодный спецпроект NEXT на АрхМоскве и пригласили 14 молодых бюро со всей России для совместной работы. Для нас всегда было важно создавать комьюнити, формировать новые связи между людьми и внутри проектов, поэтому мы решили изменить привычный уклад NEXT и превратить выставку-конкурс в целую платформу для взаимодействия, роста и диалога с архитектурным сообществом. Советуем уже сейчас следить за новостями проекта в социальных сетях, а также мы будем рады интересным и полезным инициативам в адрес новоиспеченного комьюнити NEXT.

2.
В этом году Лина Бо Барди получила «Золотого льва» Венецианской архитектурной биеннале. Хоть и посмертно, но все же крайне важно, что ее философия и проекты обрели новую жизнь в архитектурном мире, нашли в нем заслуженное почетное место. Лина не просто создавала красивую архитектуру, она сформировала подход, основанный на человеке и обществе. Это ровно то, о чем говорит сейчас весь мир: среда, качество жизни, устойчивость, человечность и так далее.

3.
Как бы ни казалась банальной повестка об устойчивости, но она только-только набирает настоящую силу. Некоторые тенденции противоречат ей, но мы верим, что архитектура и дизайн должны работать как положительная сила, которая восстанавливает, оживляет, делает здоровыми и счастливыми наши города. Говоря образно: многое пока что идет не «по плану», но очень скоро, и может быть даже в новом году, мир сделает настоящий уверенный шаг в сторону устойчивого подхода в проектировании.
Николай Лызлов  /|\
zooming

1.
Получили «Золотое сечение», закончили стройку, спроектировали и строим загородный дом, начали новый проект, не буду о нем говорить, чтобы не сглазить. Сделали два, или три заказных конкурса… Выиграли суд у недобросовестного заказчика.
Комплекс офисных зданий на Верхней Красносельской улице. Мастерская Николая Лызлова
Фотография: Архи.ру


2.
Важные и интересные события… ГЭС-2.

3. Куда все идет? Попророчествую: грядут глобальные перемены во всем мироустройстве. Человечество будет жить по-другому. Я себе примерно представляю, как. Расскажу при встрече.
Вера Бутко и Антон Надточий, АБ ATRIUM  /|\
zooming

1.
2021 год оказался очень динамичным и плодотворным – было много интересных проектов. Бюро продолжает расширяться, объемы увеличиваются. Считаем, что хорошо справились с пандемией и удаленной работой, научились с этим жить, кто-то из иногородних доволен тем, что смог вернуться домой. Смена формата взаимодействия стала скорее плюсом, чем минусом. Провели реструктуризацию, настроили менеджмент таким образом, чтобы мы с Верой могли полностью сосредоточиться на архитектурных вопросах.
 
Из наиболее важных для нас проектов: открылось здание Фонда RuArts, новое общественное и культурное пространство на Арбате, площадью 2000 м2. В 2004 году мы делали галерею RuArts, она по-прежнему успешно функционирует на Остоженке, теперь – здание Фонда.
 
ЖК «Символ» получил на Urban Awards награду за комплексное развитие территории. В этом году мы спроектировали здесь ещё три очереди. Для нас важно, что это именно комплексный проект, где мы начинаем с градостроительных решений, разрабатываем архитектуру и параллельно делаем ландшафт и интерьеры общественных зон, продолжаем проектировать парк «Зеленая река». Детский сад завершен, а школа, ставшая лучшим социальным объектом года – строится. Образовательные пространства остаются для нас одной из любимых типологий.
 
Нам по-прежнему нравится проектировать в разных культурных и географических контекстах. Много проектов в Казахстане, причем здесь мы работаем с общественными и социальными объектами. К сожалению, не всё пока доходит до качественной реализации, но одна школа уже открылась в этом году, две другие строятся. Продолжаем работу в регионах, где в основном идут градостроительные проекты: в Пензе – крупный жилой район, практически новый город, на 65 тысяч жителей и 900 га площади, малоэтажный, до 5 этажей; мастер-план территории 50 га в центре Самары. Из других регионов – Новосибирск, Краснодар, Казань, Минск, началось строительство парка в Якутске, сделали первый проект в Дубае.
 
Приятно, что продолжаем получать не только российские, но и международные награды. Наиболее значимые для нас – это 1 место в своей номинации в конкурсе Future projects Award от Architectural Review и очередной выход в финалисты WAF. Надеемся, что это уже тенденция.
 
Делаем много заказных конкурсов: в этом году приняли участие в восьми и выиграли пять из них, поэтому с оптимизмом смотрим в будущее.
 
Продолжаем исследовать и развивать новые направления в мастерской. В этом году это был VR и AR, сделали первый тестовый виртуальный проект, конвертированный в NFT.
 
2.
Из мировых событий самым знаковым для нас с точки зрения архитектуры был ЭКСПО 2020, мы ездили туда с командой наших архитекторов. Интересных павильонов было очень много, но в нашем внутреннем  рейтинге победил павильон Бахрейна, Кристиана Кереца. Считаем, что Россия выступила тоже хорошо.
 
А вот WAF, к сожалению, в этом году не стал для нас значимым событием, поскольку дистанционный формат его проведения  почти полностью убрал эмоциональную составляющую и атмосферу профессионального соревнования, то, ради чего архитекторы со всего мира в нём и участвуют.
 
3.
Хорошая тенденция – появление объектов «звездных» иностранных архитекторов в России. Мы очень рады, что открылась ГЭС-2 и начали строиться Бадаевский, Технопарк Захи Хадид, RED7. Это уже совершенно иной сюжет, чем разговоры девелоперов об участии иностранных авторов, которые нередко ограничиваются чистым пиаром в рамках маркетинговых стратегий, – это настоящие высококачественные реализации бескомпромиссных проектов. Конечно иностранцам «разрешается» гораздо больше, чем нам, и они работают с другими бюджетами, но сам факт появления уникальных объектов должен повысить стандарты архитектурного качества в стране.
 
Из глобальных тенденций – это конечно Метавёрс. Похоже, что границы между физической и виртуальной реальностью в ближайшее время будут размываться с огромной скоростью. В этой связи, перед архитекторами, в целом, сегодня стоит глобальный вызов и вопрос: что они могут предложить и смогут ли достойно конкурировать в этом новом мире? И как кажется, 2022 год будет во многом посвящён именно этой тематике. 
Kleinewelt architekten  /|\
zooming

1.
Стали на год взрослее. Заложили первый куб бетона в большом проекте – ЖК Symphony 34. Объявили о старте нового проекта – будем делать штаб-квартиру ФСК. Продолжается работа над проектом MOD в Марьиной роще. Открыли еще два новых офиса на Артплее и макетную мастерскую на крыше. Но сейчас надеемся, что главное событие года – обед с нашей командой, который мы провели у нас на крыше в последний день года. Овощи и рыба на гриле, снежные бои, горячий чай и самые крутые и дорогие люди рядом. Лучшее завершение года.
Жилой комплекс MOD. Проект
© Kleinewelt Architekten


3.
В наше время всё сложнее быть пророком. Куда идет, туда и идет. Хорошо, что мы сейчас все вместе в этой точке под названием канун 2022 года. Главное, быть честным с собой и другими.
 
Илья Мукосей, 
mukosey : architecture / design / media  /|\
zooming

1. 
Для меня это снова, как и 2019, был норильский год. После пандемийного 2020 возобновил развитие проект Арктического музея современного искусства – АММА. Мы прошли городской архитектурный совет, после чего Норникель официально признал проект, объявив на страницах Forbes о выделенном на него финансировании.

Помимо этого масштабного коллективного (совместно с Nowadays и Citizenstudio) проекта, в Норильске и окрестностях открылись два общественных пространства по моим проектам.

Новым кураторским опытом стал для меня фестиваль «Открытый город». Нам (вместе с агентством «Правила общения») удалось сделать фестиваль рекордным по количеству воркшопов (и как мне кажется, по качеству тоже:)), а также расширить его границы как географически – впервые у нас были тьюторы из других городов и стран, и количество студентов из других городов тоже было рекордным, так и тематически, благодаря воркшопам в области искусств и медиа. Жюри пока оценило работу по этим новым темам не слишком высоко, но все впереди. А географическое расширение прошло очень успешно – лучшим был признан воркшоп самарцев, Сергея Малахова и Евгении Репиной, да и среди индивидуальных победителей есть студенты не только из Москвы.

АРХ Москва 2021 тоже была своеобразным челленджем, хотя бы в силу короткого срока, за который ее пришлось подготовить. Чуть более полугода после предыдущей выставки, съехавшей на осень по известным причинам.
 
2. 
Тут, боюсь, я не буду оригинальным. И не выйду за границы нашей родины. Первое, что приходит в голову – это масштабные проекты реставрации и приспособления – ГЭС-2, фабрика-кухня в Самаре и вокзал в Иваново.
Фабрика-кухня в Самаре, 1932. Презентация проекта реставрации, 09.2021
Фотография: Архи.ру

Среди событий я сознательно не называю ЭКСПО. В моем личном рейтинге значимого за прошедший год его нет. Зато назову выставку ВХУТЕМАС 100 в Музее Москвы, хотя и она и началась еще в 2020. В целом, меня радует продолжающийся рост интереса к наследию авангарда, советского модернизма, а также промышленной архитектуры XX века.
 
3. 
Трудно сейчас думать о чем-то, кроме общественно-политической ситуации, чрезвычайно мрачной и тревожной. Особенно с учетом последних новостей об объявлении Марата Гельмана иноагентом, и о ликвидации Мемориала, с учетом ареста Сергея Зуева. Возможно, мир культуры и искусства, а с ним и архитектурное сообщество, скоро окажутся более непосредственно втянуты в происходящие в стране процессы. Очень не хотелось бы. Но для меня загадка, как этого не случилось до сих пор, если одной из тенденций, которая мне кажется очевидной, стал рост количества культурных проектов, в первую очередь музейных.
Валентин Коган, АБ SLOI ARCHITECTS   /|\
zooming

1.В 2021 году SLOI  успешно участвовали в международных конкурсах, вошли в шорт-лист и получили почетное упоминание по двум из них. Это Центр помощи женщинам в Непале и детский садик в Эфиопии. Второе важное направление для нас – параметрический дизайн в Grasshopper. Здесь мы экспериментируем с формой, фасадными паттернами и интерактивностью проектируемых объектов, в том числе реакцией на контекст.
Центр помощи женщинам в Непале. Проект
© SLOI / предоставлено Валентином Коганом
Церковь. Проект
© SLOI / предоставлено Валентином Коганом

Из событий, наверное, самое важное – начало строительства по проекту SLOI делового кластера у Московского вокзала в Санкт-Петербурге, рядом с садом Сан-Галли. Здесь разместятся 4 бизнес-центра «А»-класса и гостиница известного финского оператора. Фасады зданий в память о чугунолитейной фабрике Сан-Галли будут напоминать о различных металлах – чугуне, меди, кортеновской стали, алюминии.
Деловой кластер у Московского вокзала в Санкт-Петербурге рядом с садом Сан-Галли. Проект
© SLOI / предоставлено Валентином Коганом
Деловой кластер у Московского вокзала в Санкт-Петербурге рядом с садом Сан-Галли. Проект
© SLOI / предоставлено Валентином Коганом

Также началось строительство бизнес-центра у «Невской Ратуши» на Кирочной улице, который в 2018 году прошел градостроительный совет Санкт-Петербурга.
 
В обоих проектах приходится тратить много сил, чтобы убедить заказчиков применять материалы, согласованные в архитектурно-градостроительном облике. В этом смысле архитектор по-прежнему не обладает никакими рычагами для защиты интересов города и архитектурного облика своих произведений. За 2021 год я окончательно понял, что ни от кого ждать помощи нельзя. Нужно надеяться только на свои силы.
2.Радует то, что в Лахте возможно появится кластер из небоскребов. Было бы интересно, если в этих проектах смогли бы поучаствовать российские архитекторы. Еще хочется увидеть в России деревянные многоэтажные здания.
Лахта-2, 2021
© Газпром

3.Меня огорчает ужесточение градостроительных регламентов и режимов, «крестовый поход» чиновников и общественников на высотный регламент и сохранение любых строений в историческом центре. Тренд на консервацию все больше провинциализирует архитектурную среду в Питере. Хочется, чтобы у нас  появлялись необычные здания с уникальными фасадами. Здания должны удивлять.

Вообще в мире происходят тектонические сдвиги в архитектуре. Она все больше сдает позиции урбанизму, хочет быть ближе к народу и выглядит часто нарочито дружелюбной. Архитекторы и власть стремятся к аутентичности и локализму, отказываясь от архитектуры как самодостаточной системы. Кажется, что аутентичность все больше подменяет цельность и изящность.
Алексей Комов, главный архитектор Калуги   /|\
zooming

1.
Этот год был одновременно и очень ёмкий, и очень масштабный, потому что он вместил в себя целую юбилейную эстафету больших событий для города и для меня, но при этом полное ощущение того, что буквально вчера мы открывали Новогоднюю столицу в Калуге. Главным объектом, который был введен в строй в 2021 году стала безусловно 2-я очередь Государственного музея истории Космонавтики им. К. Э. Циолковского и обновленная территория перед историческим корпусом, шедевром советского модернизма 1967 года. Это грандиозное событие было приурочено к 60-летию Первого полета человека в космос.
Вторая очередь музея космонавтики в Калуге, Василий Исаев, «Ренессанс-Реставрация», Алексей Комов. 2021
Предоставлено Алексеем Комовым

Также город отметил свой 650-летний юбилей в прошедшем году множеством разномасштабных объектов и мероприятий: Дворец спорта «Центральный», городские общественные пространства, памятники и монументы, событийное оформление в едином стиле и многое другое.
Арка 650-летия Калуги. Благоустройство возле Дворца спорта «Центральный», Сектор главного архитектора Калуги 2021
Предоставлено Алексеем Комовым

Отдельной темой стала работа по воссозданию советского художественного наследия городского пространства: от монументального комплекса 1971 года, посвящённого 600-летию Калуги до мозаичных рельефов на здании бывшего ВНИИТЭ. Все это невозможно без кропотливой аналитической работы с калужской идентичностью, опирающейся на большие традиции и устремленной в будущее.
Реставрация монументального комплекса к 600-летию Калуги. Скульптор Л. Кербель; Архитектор Е. Киреев; 1971 г. Реставрационная компания «Строительный альянс», 2021
Предоставлено Алексеем Комовым

Для меня наш юбилейный год стал открытием, для себя я открыл настоящую внутреннюю, глубинную Калугу, которая вдохновляла многих выдающихся людей и продолжает вдохновлять по сей день.
 
Мне кажется, этот год доказал то, что мы можем, опираясь на созидателей, реальных городских патриотов, создавать и восстанавливать калужскую среду и городское пространство. Помимо купеческих губернских традиций, Калуга это город инженеров, единственного в стране филиала Бауманского университета, и именно это позволило много лет назад произойти знаменитому калужскому экономическому чуду.

При этом у нас нет лишних ресурсов, как в миллионных мегаполисах с большими финансовыми подушками, чтобы сделать за раз и по щелчку. Поэтому мы идем поэтапно и планомерно.
 
В следующем году, если говорить про событийную тему, то это 165 лет Константину Эдуардовичу Циолковскому, мы уже разрабатываем по традиции наш калужский событийный стиль.
 
Мы продолжим заниматься набережными, постадийно их осваивать.
Конечно, в особом фокусе – новый кампус Бауманского университета, новейший Театр Юного зрителя и другие флагманские объекты. Предстоит большая работа по генплану, территориальному планированию, внедрению опыта мастер-планирования, в первую очередь на прибрежных территориях.
 
Что касается архитектурных мероприятий, то грандиозных будет два: в конце марта пройдет Всероссийский фестиваль молодых архитекторов «Перспектива». А в июне впервые в Калуге состоится Совет главных архитекторов Российской Федерации.

Будущий год юбилейный для нашего главного архитектурного фестиваля «Зодчество». Он пройдет в Москве в 30 раз в Гостином дворе. В прошедшем году впервые регион представлял обновленный Музей Космонавтики. В 2022 году, юбилейном для фестиваля, ровесника Новой России, Калуга и область обязательно представят свой павильон, наполненный последними знаковыми объектами и калужской самобытностью.
 
2.
Однозначно выделю дом Наркомфина, для меня он важнее, чем все «ГЭСы», это внимательная, вдумчивая адаптация наследия. И крематорий Павла Стефанова в Воронеже, там – потрясающий новый/старый язык; это история про то, как дизайнер превращается в зодчего. Это очень круто. Неважно, что оба объекта закончены в 2020 году, мне удалось их посетить и внимательно изучить сейчас, для меня они стали объектами 2021 года.
 
3.
Если говорить о тенденциях – я верю в регионы. Там феноменальный потенциал. Потрясающие профи, бюро… Которые сто очков вперед дадут заезжим столичным гастролерам.

31 Декабря 2021

Юлия Тарабарина Алёна Кузнецова

Беседовали:

Юлия Тарабарина, Алёна Кузнецова
Похожие статьи
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.