Ценность подлинности

Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.

mainImg
Архитектор:
Наринэ Тютчева
Мастерская:
АБ Рождественка
Проект:
Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции
Россия, Москва, 1-й Голутвинский переулок, 16с1

Авторский коллектив:
Кравченко Сергей, Кудрявцева Ирина, Алешина Светлана, Якушин Кирилл, Каграманова Лариса, Кириллова Елена, Гонов Андрей, Тютчева Наринэ

2017 / 2021
Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке Москвы с 29 января открылся для посещения как отдел ГТГ. Музей размещен в доме, где Павел и Сергей, дети Михаила Третьякова, родились – в 1832  и 1834 годах – но не жили там в зрелом возрасте, поскольку уже в 1840-е семья перебралась в особняк в 3-м Голутвинском переулке, который купцы Третьяковы снимали у купцов Рябушинских. Тот, второй особняк тоже принадлежит ГТГ и в нем планируется создать музей частного коллекционирования в России. 

Итак, братья Третьяковы в доме в 1-м Голутвинском не жили в сознательном возрасте и, хотя он связан с памятью об их рождении, никакого мемориального интерьера там сохраниться не могло, Третьяковы сдавали особняк квартирантам.
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру

Кроме того, с 1918 по 1970-е в доме были коммуналки, затем, после строительства здания Новой Третьяковки на Крымском валу, большую часть купеческо-мещанской застройки Голутвинских переулков и Якиманки снесли, сохранив особняк как связанный с памятью о Третьяковых – в период сноса дом и его окрестности выглядели примерно так. В 1980-е годы особняк даже частично исследовали и реставрировали, «заодно» со строительством Президент-отеля – впрочем, «реставрировали» довольно грубо, поскольку деревянные стены первого  этажа заменили на кладку из «керамического камня», облицевав новыми досками и соорудив в первом этаже подпорную конструкцию. 

Затем дом, хотя и получил статус ОКН регионального значения в 1992 году, и был передан в оперативное управление ГТГ в 1997 году, долгое время пустовал, в 2000 году его даже отключили от коммуникаций. Между тем сотрудники галереи работали над созданием концепции и поиском спонсоров.
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру

Как видим, мемориальной обстановки нет и быть не могло и исторической обстановки дома тоже не осталось. Поэтому основной экспозиционной идеей стал «репрезентативный дом». В нижнем каменном этаже экспонатом становится сам дом: остатки подлинной дранки под штукатурку и клейма на кирпичной кладке, раскрытые на стенах, подвал под стеклом, макет – плюс три зала, посвященных семье Третьяковых, их бизнесу и их коллекциям. Экспозиции очень медийные и интерактивные: портреты и родословные проецируются на штукатурную стену, по хронологической стене можно двигать стенд, показывающий информацию по соответствующему периоду, можно листать данные на экранах. Медиаэкраны с мини-роликами спрятаны и в выдвигающихся ящиках столов; рядом настоящий лен – Третьяковы торговали льном – в виде как тканей, так и трепаных и нетрепаных куделей. Так что выставка еще и тактильная. Кроме того она рассчитана на восприятие слепыми и глухими посетителями: большой ролик об истории торговли льном сопровожден сурдопереводом, макет на на входе подписан шрифтом Брайля и его можно трогать, именно поэтому кирпичи нижнего этажа слеплены там более отчетливо, чем в реальности. 
  • zooming
    1 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру

В то же время, поскольку внутри не сохранилось не только интерьеров, но даже части перекрытий, лестницы и полы новые, в первом ярусе подобран характерный для 2 половины XIX века рисунок «метлахской» плитки. 
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру

В верхнем этаже, где не осталось практически ничего подлинного от стен, в боковых залах реконструированы два кабинета, соответственно, Павла и Сергея Третьяковых, с их подлинными вещами, включая купленные в Париже по ошибке поддельные танагрские статуэтки, столы, бюсты, картины, иконы. Посередине между двумя «кабинетами» расположен зал с красными стенами и картинами, развешанными в несколько рядов: на одной стене картины из коллекции Павла и, соответственно, из ГТГ, на другой – из коллекции Сергея, из ГМИИ: старший брат собирал русское искусство, младший западное, и здесь, согласно замыслу, браться «встречаются» своими коллекциями. Подбор картин планируется время от времени менять, об этом есть договоренность с ГМИИ. Красный цвет стен центрального зала – оммаж традиционному музею и не основан ни на каких источниках в особняке, синий и желтый в боковых комнатах, как и серый цвет внешней обшивки стен второго этажа, – основаны на исследованиях покрасок, проведенных в 1980-х годах, когда, собственно, остатки подлинного верхнего яруса и были уничтожены. 
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру

Авторы проекта реставрации и дизайна экспозиции – Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка». Они подключились к работе в 2017-2018 годах и начали, заметим, с проекта экспозиции, и лишь потом занялись проектом реставрации дома. Таким образом формирование музея – что бывает редко – происходило в последовательности: концепция – дизайн экспозиции – проект реставрации здания. 
cic =

Татьяна Гафар, заместитель генерального директора ГТГ по развитию новых музейных пространств

«Музей рассказывает не о том, как здесь жили Третьяковы, поскольку они жили здесь только в детстве, – он рассказывает о Третьяковых, о том, что с ними было связано и о том, что они сделали. Была написана концепция, сценарий экспозиции и мультимедиа – как подавать материал, в каком виде. Был проект реставрации здания. Был сделан эскиз дизайна для обоих этажей; но нас что-то не устраивало, что-то было не так… Тогда мы обратились к «Рождественке», вначале – чтобы они предложили идею для «кабинетов» во втором этаже. Они предложили решение с серыми фонами, которые выявляют подлинные предметы. Посмотрели проект реставрации, стало ясно, что он нуждается в доработке. В итоге они стали работать с проектом приспособления, реставрации и проектом интерьеров».

Таким образом, музей, попадая, так или иначе, в рамки типологии мемориального дома, для нее нехарактерен, и сразу по двум параметрам.

Во-первых, большая часть его экспозиции не законсервирована, а реконструирована, собрана из музейных фондов и докомпонована. Но сконструированных, придуманных музеев-фикций много, поэтому важнее «во-вторых» – а во-вторых, авторы открыто признают составную суть экспозиции, всячески объясняют и раскрывают ее и, как следствие, делают акцент на подлинных вещах, будь то предметы, имеющие отношение к Третьяковым, или остатки настоящей штукатурки и кирпичной кладки дома. Получается довольно сложный, сценографически выстроенный, но элегантный палимпсест, который для большинства посетителей потребует, вероятно, объяснений и истолкований, но выглядит свежо и отчетливо демонстрирует современный подход к музейной экспозиции не только с точки зрения цифровой медийности и инклюзивности, но и акцента на аутентичности.

В этом смысле прежде всего интересно решение, предложенное Наринэ Тютчевой и АБ «Рождественка» как ключевое для дизайна экспозиции – все предметы, необходимые для целостности обстановки кабинетов: камины, полки с книжными корешками, стулья, даже шкафы для икон и лампады перед ними, – представлены нейтральными муляжами точной узнаваемой формы, но светло-серого цвета. Помимо предметов обстановки и, скажем, розетки на потолке, так же воссозданы обои – их рисунок взят из эскизов архитектора Александра Каминского, зятя Сергея Третьякова, который много строил для братьев; но цвет полностью убран и рисунок дан в сером тоне. 
  • zooming
    1 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 8
    Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
    Фотография: Архи.ру

Таким образом у нас не остается сомнений в том, где настоящие стол и книги Третьяковых, а где окружение, которое требуется, фактически, домыслить. Так и вещи не оказались в вакууме – что было бы вполне вероятно без дополняющих «декораций», и обмана не произошло. Экспозиционный прием – достаточно ясный и считываемый; неудивительно, что, как мы подсказали коллеги, похожий подход уже был использован в доме-музее М.А. Булгакова в Киеве, так называемом «доме Турбиных». 

Мы задали несколько вопросов Наринэ Тютчевой, и начали с совпадения. 

Архи.ру:
Вы как-то вдохновлялись музеем Булгакова, и в целом относите ли примененный прием к какой-то современной музейной традиции? 

Наринэ Тютчева: 
Мы пришли к этой идее совершенно самостоятельно, вдохновлялись только собственной логикой и фабулой концепции, предложенной кураторами. Для меня импульсом к такому решению стали впечатления от музея Пушкина в Михайловском. Я и раньше знала, что музей полностью воссоздан, но когда я спросила у экскурсовода, что из вещей тут подлинное, и мне сказали – только тросточка, – на меня это произвело сокрушительное впечатление. Иногда музейщики сами перестают различать подлинное и воссозданное, рассказывают обо всем как о подлинных исторических свидетельствах. Апогеем этого явления для меня стала скамейка в Тригорском, она сделана лет 15 назад, но обведена веревочкой и на ней написано: садиться запрещено, это любимая скамейка Евгения Онегина (sic!). Мистификация и подмена подлинного придуманным – опасная тенденция.

Поэтому мы решили пойти противоположным путем: собрали референсы, фотографии с примерами домов-музеев, и условно закрасили на картинках часть вещей полупрозрачным серым флером – так получился нейтральный фон, и так сложилась наша концепция, которая понравилась коллегам из Третьяковской галереи. Это наша первая серьезная работа над концепцией музейной экспозиции. Булгаковский музей я увидела позже, тогда, когда вся экспозиция была уже реализована. Ужасно расстроилась, решила, нас обвинят в плагиате, хотя никакого влияния не было вовсе, скорее совпадение логики... Впрочем совпадение неполное: там воссоздан конкретный утраченный интерьер, у нас все несколько иначе, мы сформировали типизированную обстановку для показа подлинных вещей. 

Проектом реставрации вы стали заниматься позже? 

Да, после того, как был принят проект экспозиции, стало ясно, что проект реставрации, который к тому времени уже существовал и был разработан Спецпроектреставрацией, нуждается в доработке «под экспозицию». Авторы отказались его дорабатывать, и тогда Татьяна Викторовна Гафар, замдиректора ГТГ, попросила заняться этим нас. 

Раскрытия кладок, подвала – делали вы? 

Да, предшествующий проект не предполагал раскрытий. Мы исследовали здание, пошли в архивы и нашли довольно много, в том числе результаты исследований 1980-х годов, которые дали нам основания для покраски стен. Информации о планировках времени Третьяковых, напротив, найти не удалось, есть только данные о коммунальных квартирах. Кроме того можно предположить, что, когда Третьяковы начали сдавать дом внаем, а он принадлежал им до 1918 года, внутреннее пространство перепланировали для жильцов, разделив, в частности, верх на две равные части; то есть какой была исходная планировка – мы не знаем.

Поэтому первый этаж у нас – это рассказ про подлинные стены, а второй этаж – про подлинные предметы, размещенные «в макете».

Как вы оцениваете опыт работы со зданием и экспозицией Музея Третьяковых? 

Опыт интересный и удачный.  Благодаря доверию и настойчивости сотрудников Третьяковской галереи удалось реализовать практически все замыслы – команда была очень хорошая, заинтересованная и понимающая. Подрядчик также прислушивался к нашим просьбам и работал качественно, даже героически, несмотря на пандемию и другие сложности. 
 
Для меня это счастливый опыт, а также некий урок, который состоит в том, что при работе с наследием очень важно целеполагание: важно понимать не только как надо сохранять, но и – для чего сохранять. Если поставлена конечная задача,  реставрация идет методичнее и успешнее, лучше, чем если есть просто сохраненный дом, в который надо что-то встроить. Мы постепенно материализовывали заданную фабулу, и это очень помогало работать. 
***

Любопытно, что проект реставрации и приспособления буквальным образом «пророс» из концепции экспозиции, хотя история, конечно, двусторонняя: «Рожественку» позвали поработать с экспозицией в год открытия Флигеля Руина Музея архитектуры, примера фактурной реставрации с максимальным сохранением status quo аутентичных элементов. Одно зацепилось за другое, и заметим, в обоих случаях здания – скорее средовые, плохой сохранности и отнюдь не из учебников. Полуразрушенные и для своего времени скорее обычные, да и без уверенной датировки. 

Дом Третьяковых, к примеру, восстановлен на 1850-е годы, тогда как Третьяковы съехали отсюда в 1840-е. Но решение правильное, поскольку о внешности дома на 1840-е точных данных нет, а с середины XIX века облик дома сравнительно известен. Рядовой купеческий дом, не очень богатый, и сильно перелицованный, становится предметом любования, во-первых, благодаря исторической связи с Третьяковыми, а во-вторых, после сноса все средовой застройки вокруг – так как остался один, это тоже существенно. И вот этот рядовой дом исследуют, рассматривают остатки дранки на стенах, показывают подвал – к слову, подвал был небольшой и только в одной части дома, ниши в нем – печура и, вероятно, ледник для хранения продуктов.
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру
Музей Павла и Сергея Третьяковых, отдел ГТГ, дом в 1-м Голутвинском переулке. Реставрация и создание экспозиции: 2015–2021 гг.
Фотография: Архи.ру

Призывают посетителей не только потрогать пряди настоящего льна, но и познакомиться с клеймами на кирпичах, с исторической штукатуркой. Все это довольно ценно, осмелюсь заметить, не столько для конкретного проекта музейной экспозиции, хотя она здесь тоже делает любопытный шаг к сочетанию разного рода современных тенденций, – сколько для воспитания зрительского чутья в широком смысле. У нас все еще стены, скажем так, ободранные и дворцово-красные, также как и старая штукатурка с кирпичом и медиа-экраны, существуют на разных полюсах сознания. Здесь их соединяют, микшируют, как в венецианском Арсенале, однако попутно объясняя, что к чему. Интересный эффект. 

Музей работает ежедневно, кроме пн и вт, по записи, по сеансам. 

Основной меценат и партнер проекта – Александр Тынкован. 
Реализация проекта стала возможной благодаря: доходу от эндаумента Третьяковской галереи, пожертвованием ПАО «Промсвязьбанк», Наталии Опалевой, Алексея Репика, концерна «КРОСТ», Благотворительного фонда им. П.М. Третьякова и компании Samsung Electronics (технический партнер). 
  • zooming
    1 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции
    © АБ Рождественка
  • zooming
    2 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции
    © АБ Рождественка
  • zooming
    3 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. Разрез 1-1
    © АБ Рождественка
  • zooming
    4 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. разрез 2-2
    © АБ Рождественка
  • zooming
    5 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. Разрез 3-3
    © АБ Рождественка
  • zooming
    6 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. Восточный фасад в осях 1-7
    © АБ Рождественка
  • zooming
    7 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозицииЗападный фасад в осях 7-1
    © АБ Рождественка
  • zooming
    8 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. Северный фасад в осях А-Е
    © АБ Рождественка
  • zooming
    9 / 9
    Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции. Южный фасад в осях Е-А
    © АБ Рождественка
Архитектор:
Наринэ Тютчева
Мастерская:
АБ Рождественка
Проект:
Музей Павла и Сергея Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке: реставрация, приспособление и дизайн экспозиции
Россия, Москва, 1-й Голутвинский переулок, 16с1

Авторский коллектив:
Кравченко Сергей, Кудрявцева Ирина, Алешина Светлана, Якушин Кирилл, Каграманова Лариса, Кириллова Елена, Гонов Андрей, Тютчева Наринэ

2017 / 2021

31 Января 2022

Похожие статьи
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Модернизм классициста
В Анфиладе Музея архитектуры открыта выставка фотографий Михаила Розанова «Сталь. Стекло. Бетон», которая представляет авторский взгляд на постройки послевоенного модернизма (и еще немного пост-) в девяти городах мира.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Четыре угла
Мастерская Юрия Ширяева предложила концепцию реновации псковского квартала, расположенного недалеко от центра города, но в стороне от туристических потоков. Комплекс кирпичных зданий восстановит фронт улиц и насытит функциями квартал, внутри которого спрячется сад с искусственным водоемом.
Парадокс острога
Вокруг омского аэропорта в этом году собралось немало любопытных пластических идей. Проект KPLN апеллирует к истории Омска как острога, но трансформирует мысль о крепости до почти полной неузнаваемости: «срезает» конические завершения бревен, увеличивает и переворачивает. Получается гипостиль – лес конических колонн на опорах-точках, со световыми фонарями вверху.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.