Красный кирпич от брутализма до постмодернизма

Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.

Автор текста:
Дарья Горелова

18 Августа 2022
Технологии Строительство Партнерский материал
mainImg
Компaния:
Группа компаний BRAER
0


В архитектуре брутализма, отправной точкой развития которой считаются проекты и теоретические работы англичан Элисон и Питера Смитсонов, использовался именно красный кирпич.

Он был вторым по популярности материалом после бетона и едва ли не в большей степени соответствовал основным принципам направления, предлагая вместо гладких белых поверхностей интернационального стиля мелкий рисунок кладки и равномерный, теплый и яркий, цвет натуральной керамики.

Если в XIX веке красный кирпич считался подходящим для недорогого жилья и заводских корпусов – то именно брутализм 1960-х – 1970-х проявил его как выразительный материал, обладающий фактурой и историческими аллюзиями наравне с лаконизмом и монументальностью. В сущности это было одним первых шагов постмодернизма – направления, выбранного человечеством, уставшим от стерильной формы и истосковавшимся по фактуре и цвету. Простая сетка красно-кирпичной кладки, которую еще лет 50 назад считали монотонной и мелкой, вдруг стала казаться практически орнаментом, примером детализации, за которую глаз наблюдателя может «зацепиться», а душа при этом – отдохнуть.

Впрочем это не отменяло крупных форм и гигантских плоскостей: брутализм предложил целый ряд подходов, благодаря которым красно-кирпичные поверхности выглядят величественно – и по-настоящему впечатляют. 

В наше суетное время мало кто осмеливается делать так. А может, и стоило бы. 

 

Кирпич как простая плоскость: начало

Вилла Гёта 

Бенгт Эдман, Леннарт Холм
Уппсала, Швеция
1950

Вилла Гёта. Архитекторы Бенгт Эдман и Леннарт Холм
Фотография: Sebastian F / public domain

Некоторые исследователи, пытавшиеся отыскать и свести воедино истоки брутализма, считают, что свое название он, вопреки логике, указывающей на beton brut, получил благодаря постройке из кирпича. По их мнению, термин впервые употребил шведский архитектор Ганс Асплунд, описывая работу коллег Бенгта Эдмана и Леннарта Холма – виллу главы фармацевтической фирмы Элиса Гёта. Двухэтажный дом в городе Уппсала виллой можно назвать только с большой натяжкой. На первый взгляд его фасад мало отличается от добротной подмосковной дачи конца 1990-х. Однако в 1950 году постройка удивила современников «честностью» материалов – кирпичный фасад не оштукатурен, над оконными проемами можно различить двутавровые балки, в интерьере использована открытая кирпичная кладка, а потолок хранит следы опалубки. Вилла Гёта включена в список национального архитектурного наследия Швеции, и шведы убеждены, что именно с нее в Европе начался брутализм.
Инженерный корпус Лестерского университета

Джеймс Стерлинг, Джеймс Гован
Лестер, Великобритания
1959–1963

Инженерный корпус Лестерского университета. Архитекторы Джеймс Стерлинг и Джеймс Гован
Фотография: NotFromUtrecht / CC BY-SA 3.0

Инженерный корпус университета Лейстера уникален не только архитектурой, но и тем, что сразу понравился всем. После завершения строительства читатели The Architects Journal безоговорочно выбрали его лучшей постройкой десятилетия – невероятная редкость в истории брутализма. Возможно, одной из причин стал фасад, частично выполненный из традиционного для английской архитектуры аккрингтонского кирпича.

Впрочем, поддерживать здание в хорошем состоянии оказалось непросто: несмотря на относительно молодой возраст, оно уже пережило две масштабные реставрации и капитальный ремонт. В 1988 году обновили витражи на башне, с 2015 по 2017 меняли остекление кровли, а в 1990-х занимались внутренними помещениями. Кирпич все это время служит по-прежнему верно.
 
Рецепт: простой красный кирпич сочетается почти со всеми материалами: камнем, стеклом, бетоном, металлом, деревом. Но не экспериментируйте с зеленым зеркальным стеклом, пожалуйста. 

 

Кирпич как контекст

Институт менеджмента в Ахмадабаде

Луис Кан
Индия, Ахмедабад 
1962-1974

Индийский институт менеджмента в Ахмедабаде
Фотография © Marat Nevlyutov

Вскоре выразительные особенности кирпичной кладки были освоены и переосмыслены. Кирпичная стена – не инертная, а теплая, и когда в ней возникает ритм и форма, она может оказаться очень впечатляющей: массивной, округлой или угловатой, цельной или пронизанной множеством тенистых отверстий. 
Индийский институт менеджмента в Ахмедабаде
Фотография © Marat Nevlyutov

Кроме того кирпич – глина, терракота – способен помочь связать здания с контекстом, особенно – в странах с долгой традицией. Несколько примеров построек из кирпича в Индии связано с творчеством Луиса Кана – глядя на них, впрочем, не в меньшей степени вспоминается форум Траяна в Риме – классика не индийской, а европейской архитектуры. В некоторых ракурсах он, в общем-то похож на римский акведук.
Резиденции членов парламента
Национальной  Ассамблеи Бангладеша 

Луис Кан
Дакка, Бангладеш
1962–1982

Национальная Ассамблея в Дакке. Архитектор Луис Канн
Фотография:© Lykantrop

Очень романтичный вид у Национальной Ассамблеи в Дакке: она стоит над озером, отражается в нем и кажется какой-то старинной крепостью. Историки искусства считает ее хорошим примером взаимодействия архитектуры XX века с национальным бенгальским контекстом. Кирпичный корпус резиденций составляет единый ансамбль с бетонным объемом главного здания Ассамблеи.

 
Рецепт: самый простой красный кирпич страшно романтичен. Он поможет вам создать сказку.

 

Кирпич в СССР

Театр на Таганке

Александр Анисимов, Юрий Гнедовский, Борис Таранцев
Москва, Россия
1972–1983

Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Проект театра на Таганке был таким же новаторским и дерзким, как и спектакли его труппы. При всей сложности архитектуры отправной точкой для его концепции стало не объемно-пространственное решение, а материал. Сразу после того, как главный архитектор города Михаил Посохин посоветовал не наращивать электротеатр «Вулкан», а снести здания за ним и построить что-то новое, Александр Анисимов, Юрий Гнедовский и Борис Таранцев поняли, что здание должно быть из красного кирпича.
Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Идея была почти утопией. Кирпичное производство в СССР к тому времени балансировало на грани умирания. Архитектор Александр Анисимов потом не раз будет говорить в интервью, что ему и его коллегам просто повезло: строительство совпало с реконструкцией Кремля, для которой привезли качественную глину из Прибалтики. От нее удалось «отщипнуть» часть и, смешав с подмосковной, изготовить кирпичи для Театра на Таганке. Они были особых габаритов – на сантиметр ниже, чем обычные, и специально для этой стройки завод в Загорске производил восемь нестандартных разновидностей кирпича. Здание возводили долго, с большими перерывами, и вопреки опасениям архитекторов, что в итоге кто-нибудь из чиновников решит, что фасад необходимо оштукатурить, проект удалось реализовать именно таким, каким он был задуман.
Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
Фотография: Архи.ру

Он стал практически «крепостью» в центре города, лаконичной крупной массой – впрочем, с тонкими эркерами с поворотом к югу, острыми выступами и сложной лоджией входа с «городской башней» над ней. Здание театра демонстрирует выразительность рельефной кладки на острых углах, удачное сочетание красного кирпича и бетона, а также – распространенный в 1970-е годы прием подшивки нижних поверхностей кирпичного объема деревянными досками.
  • zooming
    1 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Театр на Таганке. Архитекторы А.Анисимов, Ю.Гнедовский, Б.Таранцев
    Фотография: Архи.ру
Рецепт: не бояться больших плоскостей и острых углов.
 
Палеонтологический музей и институт РАН

Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко
Москва, Россия
1972–1987

Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
Фотография: Архи.ру

Начат одновременно с театром на Таганке и представляет собой – в числе прочего, благодаря расположению на удалении от городского центра – более радикальный пример стереометрического объема. Кирпичного. С минимумом проемов – работает именно масса и цвет. Красный кирпич здесь – столь же значимое для средство выразительности, как и форма. Это здание лучше других позволяет понять, кожей почувствовать, как круглится стена или – каков эффект чистой протяженной плоскости. Хороший эффект, вполне метафизичный. 
  • zooming
    1 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 9
    Палеонтологический музей и институт РАН. Юрий Платонов, Валентин Коган, Валентин Нагих, Леонид Яковенко. 1972–1987
    Фотография: Архи.ру
Рецепт: именно красный кирпич хорош для крупных объемов, чье главное средство выразительности – простая стереометрия и масса. Не надо бояться глухих поверхностей без окон.

 

После модернизма

 

Собор в Эври

Марио Ботта
Франция, Эври
1988–1995

Собор в Эври
© Mario Botta Architetti

Ценность кирпичной поверхности поняли в 1970-е, но и впоследствии материал оставался хорошей основной для пластических поисков – прежде всего, мастеров сдержанно-стереометрической ветви постмодернизма. К примеру, кирпичных объемов много среди работ Марио Ботта. Особенно в церковных и общественных зданиях. Собор в Эври объединяет объемный цилиндр со срезанным по косой верхом и форменной рощей из крупных деревьев на крыше – и параллелепипед с уступчатым перспективным порталом. Кирпич здесь, как и раньше, и смело круглится, и выстраивает сдержанную плоскость – но во всех случаях орнаментальности становится больше: здесь, к примеру, полосы рельефной кладки присутствуют и внутри, и снаружи главного соборного цилиндра. 
Собор в Эври
© Mario Botta Architetti
Рецепт: лаконизм не так плохо соседствует с орнаментом, как может показаться. 

Техника производства в XX веке сделала возможным равномерную кирпичную поверхность одного цвета и тона, без ощутимых изъянов. Одно из главных ее достоинств – способность создавать простую лаконичную форму, выразительную благодаря объему и абрису.

Простота всегда остается актуальной, сильные идеи всегда возвращаются. 


Продукция компании BRAER поможет вам найти собственный минимализм – или собственный ритм. В рамках экономного решения


Базовая коллекция BRAER предлагает кирпич насыщенного красного оттенка с равномерной окраской – достаточно экономный материал, который позволяет, в то же время, создавать интересные и смелые композиции: и лаконичные, и орнаментальные. Доступен кирпич с гладкой и рифленой поверхностью.
  • zooming
    Облицовочный кирпич КРАСНЫЙ гладкий в ассортименте: 0,7 NF, 0,9 NF , 1 NF , 1,4 NF
    Предоставлено Braer
  • zooming
    Облицовочный кирпич КРАСНЫЙ рифленый в ассортименте: 0,7 NF, 1 NF, 1,4 NF
    Предоставлено Braer

Облицовочный кирпич BRAER производится с фаской глубиной 2-3 мм на горизонтальных лицевых гранях. Это придает ему аккуратный законченный внешний вид и позволяет избежать сколов граней при транспортировке. При правильном заполнении швов фаска защищает от скопления воды в кладке, что позволяет увеличить срок службы.

Продукцию BRAER используют для строительства как частных домов, так и больших жилых комплексов и даже крупных арт-пространств. Компания производит красный кирпич различных размеров и форматов.

Кирпич BRAER отличается высоким качеством; его важное преимущество – производство находится в России, в непосредственной близости от карьера по добыче глины, что соответствует высоким стандартам экологичности и устойчивого развития, а также позволяет сокращать издержки и риски при изготовлении и перевозке готового материала. 

Поставщики, технологии

Группа компаний BRAER

18 Августа 2022

Автор текста:

Дарья Горелова
Группа компаний BRAER: другие статьи и новости
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.