Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием»

Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.

Марина Хрусталева

Беседовала:
Марина Хрусталева

07 Февраля 2022
mainImg
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020

Заказчик – ГК Основа
0 Марина Хрусталева, Архи.ру:
Якоб, я знаю, что это не первый проект MVRDV в России, вы приезжали сюда уже много раз, участвовали в нескольких международных конкурсах (Охтинский мыс и Конюшенное ведомство в Петербурге, территория завода «Серп и Молот» и парк Зарядье в Москве). Что Россия значит для вашей команды? Почему вы так настойчиво стремились построить что-то в России?
zooming

Якоб ван Рейс:
Хороший вопрос! Этот интерес исходит с обеих сторон. Большинство проектов, которые вы упомянули, были приглашенными конкурсами. Инициатива исходила из России, нас приглашали. Но, конечно, для нас честь участвовать в конкурсах такого уровня, на таких интересных площадках, со сложной программой. Конечно, российский рынок для нас до сих пор еще не совсем понятен, но вместе с тем мы видим, что многим известным архитекторам удается реализовывать здесь интересные проекты.
 
Кроме этого, русская архитектура занимала очень важное место в нашем образовании.

Ранний модернизм служил для нас источником вдохновения. Можно сказать, что у нас есть в этом смысле есть общая история, взаимосвязь между Баухаузом, русской и голландской архитектурой.
 
Вы говорите о русском авангарде, архитектуре 1920-х годов?
 
Да, конечно. Мы все учились в Техническом университете Дельфта, это школа с очень сильной модернистской традицией. Это не тот тип университета, где вы начинаете с изучения истории – история там начинается с начала ХХ века, это первое, что вы видите, открыв учебник. Древняя Греция и Древний Рим появляются в программе позже. По крайней мере, так было, когда я учился.
 
Когда вы впервые приехали в Москву?
 
Первый раз меня пригласили прочесть в Москве лекцию, это было лет 15 назад. Тогда мне организовали экскурсию по шедеврам русского авангарда. В то время многие из этих зданий были в плохой форме, практически рассыпались на части. С тех пор некоторые их них отреставрировали. Мне было интересно увидеть, что Москва – современный город, почувствовать ее масштаб, ее ритм.
 
Есть ли у вас любимое здание или район в Москве?
 
Как любой архитектор, приезжающий в Москву, я стараюсь использовать каждый визит, чтобы посмотреть те или иные достопримечательности или общественные пространства. У меня до сих пор очень фрагментарное представление о городе, но с каждым приездом фрагменты постепенно складываются в единую картину. Мне нравится масштаб Садового Кольца – он больше, чем кольцо бульваров в Париже, но центр все еще обозрим. Во время поездок по Садовому я начинаю немного ориентироваться в городе.

Вообще, в каждом городе я стараюсь посетить парк – в Москве это Парк Горького. Мне всегда интересно посмотреть, что там происходит, почувствовать атмосферу города.
 
Итак, RED7 – ваша первая постройка в России, до этого были только конкурсные проекты?
 
Да, у нас было несколько проектов за последние годы. Много лет назад мы сделали маленький проект для Дубны, но он так и не был реализован. Мы участвовали в нескольких конкурсах и даже выиграли один («Серп и Молот»), но из этого тоже ничего не получилось. Тем не менее, это были потрясающие возможности. Рано или поздно что-то должно было материализоваться, и это случилось тогда, когда мы меньше всего ожидали.
zooming
Архитектурно-градостроительная концепция территории завода «Серп и молот»
© MVRDV & ПРОЕКТУС & LAPLAB

В случае с RED7 это тоже был конкурс, и сначала нам показалось, что у нас на него нет времени. Но заказчик, ГК «Основа», был очень заинтересован в нашем участии, мы все же нашли время на разработку концепции, и это оказался удачный момент. Все произошло очень быстро: мы сделали первоначальный макет и потом уже дорабатывали проект на его основе. 
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Очень важно, что конкурс был организован в два этапа: мы подали свою заявку на первый этап, и потом у нас была возможность для диалога с заказчиком и обмена идеями. Очень важно вовремя понять, что ему нравится в нашем подходе, а что на самом деле стоит исправить. Обратная связь позволяет получить гораздо более качественный результат – именно так я работаю со своими студентами. Они разрабатывают проект, потом мы устраиваем предзащиту (mid-term), и у них остается возможность усовершенствовать свою идею. Такое взаимодействие необходимо.
 
В общем, проектная стадия заняла очень короткое время – около двух лет. Многие проекты развиваются гораздо дольше. Нас это очень впечатлило. В 2017 году мы начали проектирование, а сейчас каркас здания уже построен: для такого масштабного проекта это довольно быстро.
 
В одном из интервью вы говорили: «Форма здания RED7 родилась из абстрактного наложения классических силуэтов московских зданий. Многочисленные линии и сложная геометрия накладываются друг на друга, никогда не идут в параллели». Не могли бы вы рассказать об этом подходе подробнее? Какие именно классические силуэты вы использовали в формировании образа RED7?
 
Эта форма родилась из нескольких обстоятельств: урбанистического контекста, зонирования ПЗЗ, программы здания, заданного девелопером метража. Нам было интересно оптимизировать виды, и зигзагообразная форма стала удачным решением этой задачи. Благодаря этим изломам увеличивается поверхность фасада. Само здание достаточно глубокое в плане, и ступенчатое решение фасада позволяет нам рационально использовать эту глубину.
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Что же касается контекста и моих впечатлений, я вспоминаю свою первую поездку в Москву. Я стремился увидеть памятники русского авангарда, но на самом деле я сделал гораздо больше фотографий сталинских высоток и построек начала ХХ века.
 
Неожиданно высотки понравились мне своим силуэтом, тем, как они виднеются издалека практически в любой точке в центре города. Мне даже было немного стыдно, что они привлекли меня больше, чем модернистская архитектура, но они показались мне настоящим символом Москвы.


Это часть подчерка города, его горизонта.
Мы использовали эти ступенчатые силуэты в рисунке фасада: они повторяются несколько раз, сверху еще одна пирамида перевернута вниз головой. Они как бы впечатаны, вдавлены в здание в зоне входов и в угловой части, как трехмерные слепки, как «негативное пространство». Это не буквальное копирование, но абстрактное упрощенное отображение силуэтов московских башен. Как будто бы их нарисовал ребенок, чем-то они напоминают новогодние елки.

Кроме этого, на нас повлияло здание Наркомзема, которое находится через дорогу. Нам понравились угловые окна и красно-оранжевый цвет фасада. Недавно его перекрасили, он стал каким-то розоватым. Надеюсь, его все же перекрасят обратно, это какая-то ошибка.
 
В общем, RED7 – это синтез двух влияний, дитя двух родителей – модернистского и классического. Мне кажется, в итоге получился очень московский, очень контекстуальный дом.

 
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

 
Вы упомянули оптимизацию видов. Вы имеете в виду виды ИЗ квартир?
 
Да, конечно. Сегодня мы побывали в доме и убедились, что все сработало, даже лучше, чем мы могли представить. Когда ты проектируешь здание, ты понимаешь, что такие уступы должны раскрыть дополнительные виды из окон. Но будучи в доме, ты понимаешь, что эти открытые углы обеспечили гораздо более впечатляющие панорамы, чем мы ожидали. Одновременно можно видеть и сталинские высотки, и Сити. В плоском здании никогда не удалось бы достичь такого эффекта.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Я хотела бы вас спросить о видах НА дом. На Архитектурном совете в 2018 году звучали опасения, что такое массивное здание может перекрыть привычные виды в районе Садового кольца, и даже заслонить вид на высотное здание у Красных ворот. Постарались ли вы учесть эти замечания и пересмотреть объем здания?
 
Да, мы проанализировали эти замечания. Интересно, что это здание выглядит по-разному с каждой точки. Вид на него меняется по мере того, как вы движетесь, меняется восприятие его объема, силуэта и цвета. Это не небоскреб и не низкая постройка, это здание средней высоты. Это непростой жанр, в мире не так уж много знаменитых «средних» зданий. Высотка по соседству гораздо выше RED7. Он не задает масштаб города, но задает масштаб своего района.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Тем не менее, RED7 почти в два раза выше здания Наркомзема. Чем вы руководствовались, выбирая высоту своего проекта?
 
Проспект Сахарова – довольно широкая улица, она соединяет Садовое кольцо с центральной исторической частью города. Здание Наркомзема было построено раньше, чем был проложен проспект, и его более эффектная часть смотрит на Садовое кольцо с другой стороны. До сих пор не было ничего, что подчеркивало бы начало проспекта Сахарова. RED7 вместе с Наркомземом формируют парадный портал, два красных здания. Если честно, я не знал, что значит название станции метро, Красные Ворота, пока кто-то не сказал мне: «Смотри, да вы же как раз предлагаете построить тут красные ворота!».

У нас было несколько вариантов цветового решения, лидировали белый и красный. Был короткий период сомнений и дискуссий, но тут все сложилось – мы поняли, что здание точно должно быть красным. Не ярко-алым, но таким тепло-красным.
 
Нам кажется, оно станет своего рода визуальным маркером. Когда едешь по Садовому кольцу, иногда возникает мысль: «Так, а где это я сейчас?». Такие здания-маяки помогают сориентироваться в пространстве.
 
Три здания банков на проспекте Сахарова, построенные в 1980-е годы, существенно ниже RED7. Это довольно крупные здания, но они не были связаны с Садовым кольцом. Они казались немного потерянными, им не хватало локомотива. Угловой квартал пустовал несколько десятилетий. Теперь это выглядит как поезд с большим паровозом и тремя вагонами.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Комплекс международных банков на проспекте Сахарова
A.Savin (WikiCommons) CC BY-SA 3.0 / 2007

справка
Комплекс международных банков (ВЭБ, МИБ, МБЭС) был спроектирован авторским коллективом архитекторов во главе с Д.И. Бурдиным с 1973 по 1978 год. Строительство комплекса продолжалось с 1980-го по 1986-й год. На строительстве работали приглашённые специалисты из стран-членов СЭВ. Внешние панели зданий облицованы румынским травертином, цоколь – гранитом.
 
Изучали ли вы, что находилось на территории проекта RED7 до сноса исторического квартала в 1973 году? Хотели ли вы как-то передать память об этих зданиях?
 
Да, у нас были фотографии зданий, которые были там до прокладки проспекта. Они были гораздо ниже, у них был совсем другой характер. Этот снос, конечно, был очень решительным градостроительным жестом. И новая застройка, по сути, никогда не была закончена.
 
За прошедшие годы окружающий контекст изменился так сильно, что было бы странно предложить восстановить все как было. Мы старались связать свой проект с тем, что сегодня находится по соседству, с масштабом проспекта Сахарова. Было ясно, что новое здание должно быть гораздо крупнее.
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Фотография © В.И. Разин / из семейного архива / 1973
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Почтовая открытка, 1905–1913

 
справка
В угловом доме Юрасовых по адресу Домниковская, д. 2 располагалась дешёвая гостиница «Москва», преобразованная в жилищное товарищество. Ильф и Петров упоминают ее в романе «Двенадцать стульев» как место жительства Авессалома Изнурёнкова.


В жилых домах 6-10 по Домниковской в первых этажах были магазинчики и парикмахерская. Во дворах квартала находились Домниковские бани, описанные в рассказе Эдуарда Лимонова «Бани на улице Маши Порываевой». В середине XIX века бани работали на чистой воде из Мытищинского водопровода. Весь квартал был снесен в 1974 году для прокладки проспекта Сахарова.

Любопытным образом комплекс RED7 объединяет в себе все функции исторического квартала – жилую, торговую. Даже «помывочную» функцию бань теперь должен подхватить фитнес-клуб со СПА-комплексом.

Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Среди ваших проектов есть здания, выполненные на основе того же принципа «кубиков» – Valley и Westerpark West в Амстердаме (2015), The Sax в Роттердаме (2017), Mission Rock в Сан-Франциско (2019). Можно ли назвать этот принцип вашим фирменным стилем? Каковы его практические преимущества?
 
У нас есть несколько «фирменных стилей». Эти проекты действительно относятся к одной из категорий, но между ними много различий. Их объединяет общая идея – проектирование «фасада с видами», это наше универсальное стремление. Кроме этого, мы стараемся предлагать разные планировки квартир, не дублировать их с этажа на этаж, а создавать коллекцию квартир разных типов.
  • zooming
    1 / 8
    Комплекс Mission Rock – здание А
    © Pixelflakes
  • zooming
    2 / 8
    Комплекс Mission Rock – здание А
    © Pixelflakes
  • zooming
    3 / 8
    Комплекс The Sax
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Комплекс Valley
    © Vero Visuals
  • zooming
    5 / 8
    Комплекс The Sax
    © WAX Architectural Visualisations
  • zooming
    6 / 8
    Жилой комплекс Pixel
    © IMKAN
  • zooming
    7 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV

Можно ли сказать, что вы в MVRDV изобрели этот принцип создания дома из кубиков, или он использовался кем-то раньше?
 
Многие архитекторы использовали этот подход, например, Моше Сафди, который в 1967 году построил Habitat в Монреале. Голландские структуралисты, такие как Херман Хертцбергер, строили подобные дома в Нидерландах в 1970-е. Его офисное здание в Апельдорне использует сходный геометрический принцип, и мы видели эти постройки с детства. С другой стороны, мне кажется, это знак нашего времени – мне этот образ кажется очень современным.
Жилой массив Habitat `67
Фото: Wladyslaw via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2
Херман Хертцбергер, офисное здание в Апельдорне, 1972
Фотография: Apdency / CC BY-SA 3.0
zooming
Башня «Накагин» в Токио, Кисё Курокава, 1972
Источник фото: prtimes.jp. Предоставлено NakaginCapsuleTower

Walden 7, Ricardo Bofill and Taller de Arquitectura, Barcelona, 1974 Риккардо Бофилл Леви, башня Walden 7, Барселона, 1974 / фотография Barnabas Calder  via flickr.com
 
 
При всем сходстве между проектами, в Москве есть кое-что, чего нет в Сан-Франциско и даже Амстердаме – это снег. Что будет происходить со снежным покровом на уступах дома
RED7?
 
Мне кажется, снег будет очень хорошо смотреться на фоне красного здания. Сейчас стоят серые дни, и большинство окружающих домов – белые, серые, бежевые, все немного сливается. Красный дом будет ярким акцентом.
 
В RED7 спроектированы небольшие балконы, над некоторыми есть навесы. Там будет очень приятно посидеть летним днем, а если вы захотите посидеть там зимой, их очень легко подметать. Просто смахните снег!

Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

В России есть традиция стеклить балконы, видимо, чтобы получить больше квадратных метров, но в нашем доме балконы как бы сдвигаются назад друг над другом. Мы специально продумали это решение, чтобы их было непросто застеклить.

Как вам кажется, что делает RED7 уникальным?
 
Мне кажется, это его очень сложная необычная форма. Мы обсуждали, какие соображения на нее повлияли, но в результате дом выглядит совершенно по-разному из каждой точки. С каждым шагом меняется его силуэт.
 
Сегодня мы были внутри, там уже виден просторный атриум – там будут замечательные общественные пространства. Этот дом – не из тех, где вы не видите своих соседей. Если вы захотите, будете с ними постоянно встречаться: в доме есть клубная зона с большим балконом, фитнес-центр с бассейном. Кстати, они будут доступны не только для жителей дома, они станут центром притяжения для района.

Нам было бы не так интересно строить просто одни квартиры. В этом случае мы строим особый коллективный образ жизни: вы не одиноки в своей башне, здесь задуманы пространства, где вы можете сталкиваться с другими жильцами. А можете просто помахать соседу с балкона.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

В доме предусмотрены квартиры разных размеров, от одной до четырех комнат. Как вы представляете себе портрет жителя RED7?
 
Мы никогда заранее не знаем, кто поселится в наших домах. Но, я думаю, это люди, которым нравится городской образ жизни, которые ценят определенный комфорт и возможность жить в «доме с адресом», в узнаваемом доме. Надеюсь, что с течением времени здесь будут жить люди разных поколений, разные типы семей. Мы видим это на примере многих проектов – как постепенно формируется сообщество жильцов. Такой дом позволяет им чувствовать свою принадлежность, делить общие переживания, связывает их вместе, хотя они и сохраняют свою индивидуальность.
 
Для кого, как вам кажется, предназначены 4-комнатные апартаменты? Можете ли вы там представить семьи с детьми?
 
Я не думаю, что это здание в первую очередь предназначено для больших семей, но, с другой стороны, почему нет? Я думаю, очень классно расти в таком доме, со своим фитнес-клубом, бассейном, кинотеатром, большим балконом, длинными коридорами, по которым можно бегать. Может быть, это не лучший район, чтобы гулять с детьми, но в доме будут крытые общественные пространства и даже внутренний сад в дальней от улицы части здания.
 
Это происходит во всех городах мира: если вы выбираете жизнь в центре Амстердама, у вас не будет собственного дворика, но вы всегда сможете сходить в парк. Для кого-то это неприемлемо, для других людей это нормально. Для них важнее жить в городе, чем иметь свой сад.
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка
    © MVRDV
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс RED7. Отношение с соседним зданием
    © MVRDV

Но RED7 не относится к категории доступного жилья, верно?
 
Нет, это точно не доступное жилье. Это скорее категория люкс. Но вообще мы строим много доступного жилья и всегда стараемся, чтобы многоквартирные дома были узнаваемы, чтобы они становились интересным дополнением к городу. Не обязательно проектировать только оперы и музеи, чтобы строить заметные здания. Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием, может стать объектом, который люди помещают на свою ментальную карту.
 
Я надеюсь, со временем RED7 станет одной из достопримечательностей Москвы.

 
Как разделились роли между MVRDV и вашим российским партером, бюро APEX?
 
Мы очень довольны этим сотрудничеством. К счастью, цифровые технологии позволяют работать над проектом совместно. Это сравнительно молодое бюро – большинство сотрудников APEX моложе членов команды MVRDV. Мне кажется, они горят настоящей страстью к архитектуре. Мы в большей степени отвечали за дизайн, а они сделали все от них зависящее, чтобы добиться максимально возможного качества. Они разрабатывали рабочую документацию, но это не было чисто технической работой. На стадии 3D-моделей они помогали нам, а мы им, чтобы спроектировать мелкие детали, которые еще не видны на стадии концепции, подобрать материалы. Конкурсный проект был разработан в очень короткие сроки. В целом он не изменился, просто был отточен в результате этой совместной работы.
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»

Довольны ли вы качеством реализации проекта?
 
Да-да, очень доволен! Сейчас готов только каркас здания: этажи, общий объем, скоро приедут окна. Пока еще не на что смотреть в смысле фактуры, но уже видна крупная эффектная форма в городском контексте. Это очень приятно видеть, уже хочется фотографировать его с разных сторон.
 
Мы все еще работаем над фасадами, заказали очень красивый облицовочный кирпич, изготовленный специально для этого проекта в Германии. В доме будут очень интересные общественные интерьеры и освещение, разработанные известным голландским дизайнером Сабиной Марселис. Я сегодня впервые увидел пространство атриума без лесов, и оно производит очень сильное впечатление. Это настоящий сюрприз, потому что снаружи вы не видите никаких намеков на атриум.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Планировки квартир еще не выстроены, но уже можно зайти в эти пустые пространства, оценить их простор, посмотреть из окон. Виды, особенно на верхних этажах, замечательные. Уже можно почувствовать, как здорово здесь будет жить.
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020

Заказчик – ГК Основа

07 Февраля 2022

Марина Хрусталева

Беседовала:

Марина Хрусталева
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Технологии и материалы
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Сейчас на главной
Перфоманс солнца
Набережную Федоровского реконструировали к 800-летию Нижнего Новгорода по проекту Arch Group. Крутой склон превратился в световую инсталляцию, а променад с террасами – в излюбленное место для прогулок и любования знаменитыми волжскими закатами.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.
Модуль и свобода
В новом отеле сети «Точка на карте» Rhizome продолжает исследовать возможности крупно-модульной технологии строительства и добивается все большего разнообразия пространств и скульптурности объемов.
Реконструктивная операция
Бюро из Гонконга Cheng Chung Design попыталось залечить один из шрамов, оставленных на поверхности земли деятельностью человека. Так на месте заброшенного карьера возник люксовый отель Banyan Tree Nanjing Garden Expo.