Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна для нас. Она совпала с новой градостроительной политикой»

Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Виталий Лутц
Проект:
Концепция «Зил-юг»
Россия, Москва

Авторский коллектив:

Главный архитектор, Руководитель АПО №6: В. Р. Лутц
И.о. начальника ЗМ №15: В. Б. Борисов
Главный архитектор проектов: А. Ч. Ткачук
Руководитель группы архитекторов: А. М. Галактионов
Ведущий архитектор: А. Н. Перфильев
Архитектор 1 категории: И. В. Беляев

2015 — 2017
0 Архи.ру:
Реконструкция промзоны ЗИЛ, крупнейшей в Москве – длинная и звучная история, сейчас вновь получила развитие. Недавно Архсовет обсудил мастер-план голландского бюро KCAP, основанный на проекте планировки Института Генплана, вы выступали на этом обсуждении. Но мы помним и конкурс, который выиграло АБ Меганом Юрия Григоряна, и дальнейшую проработку проекта. В северной части территории сейчас глазах вырастает ЖК ЗИЛАРТ; словом, это большая, длинная история, с который вы знакомы, кажется, с самого начала. Помогите восставить хронологию, расскажите историю проекта, пожалуйста. Когда институт начал заниматься ЗИЛом?

Виталий Лутц,
с 2005 по 2017 руководитель Проектного объединения № 15 Института Генплана, в настоящее время Начальник Управления перспективных проектов Института Генплана:

Дату начала назвать сложно, поскольку эта тема фигурировала уже в действующем генплане. Где-то в начале нулевых, когда директором института был Владимир Прохорович Коротаев, уже делали проработки для территории ЗИЛа, когда завод начал понемногу останавливаться.

Конкретная задача появилась в 2011 году – мы получили от Москомархитектуры заказ на проект планировки территории для реорганизации ЗИЛа. Начали работу, собрали исходные данные. Программу разработала компания Strategy Partners, она специализируется на экономических вопросах в области градостроительства. Элементом этой программы в 2011 году был большой научно-образовательный кампус, Технополис. Несколько технических вузов должны были образовать ядро. Функция жилья была вспомогательной: в основном для студентов и преподавателей; жилье тогда занимало где-то одну четверть или пятую часть от того, что сейчас планируется на территории. А в южной части ЗИЛа, к юго-востоку от МЦК, которое тогда называлось МКЖД, на территории нынешнего ЗИЛ-Юг, должна была сохраниться функция сборки автомобилей, совместно с Renault и «Москвичом». Планировалось даже развивать там производство, строить цеха.

Мы работали по этому заданию, и в процессе работы над ППТ мы узнали, что по инициативе другой организации, Департамента экономической политики города, компания IRP Group провела конкурс. Его результаты объявили в марте 2012 года; тогда мы и узнали, что работаем параллельно.
Концепция развития территории завода ЗИЛ, 2013
Архитектурное бюро «Меганом»/предоставлено IRP Group

Удивились?

Конечно, удивление было, но в итоге все сложилось, на мой взгляд, очень хорошо. Там конкурс, тут проект планировки. Решение, которое я считаю правильным, было принято быстро: идея технополиса сменилась на идею крупного, уникального девелоперского проекта. Сергей Кузнецов, который как раз тогда стал новым главным архитектором Москвы, принял решение объединить усилия наших команд, Института Генплана и АБ Меганом. И мы, работая совместно, сделали проект планировки, который был утвержден в 2013 году. Он развил конкурсное предложение Меганома, «посадив на землю» идеологию и обеспечил всей необходимой инфраструктурой, в том числе по социально-экономической части. Надо было определить участки, границы, емкости социальных объектов, взвесить и распределить параметры, плотность, характеристики улично-дорожной сети, предусмотреть объекты инфраструктуры, инженерии. Сделать комплексный продукт.
  • zooming
    1 / 3
    Проект планировки территории завода «ЗиЛ», 2013
    © Зональная мастерская № 15 ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы»
  • zooming
    2 / 3
    Проект планировки территории завода «ЗиЛ». Эскизное предложение по зонированию и застройке территории, 2013
    © Зональная мастерская № 15 ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы»
  • zooming
    3 / 3
    Проект планировки территории завода «ЗиЛ», 2013. Фрагмент аэрофотосъемки.
    © Зональная мастерская № 15 ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы»

Это было совместное творчество?

Именно так. Вместе сидели, спорили, рисовали. В роли ГАПа со стороны Меганома с нами работал Рубен Аракелян. С Юрием Григоряном мы с тех пор в хороших человеческих и профессиональных отношениях.

А девелоперы уже были известны?

На момент утверждения ППТ в 2013 году – нет. Проект как раз и делался для того, чтобы начать процедуру конкурса на право заключения инвестконтракта.

Собственно, тогда конкурс на северную часть территории, которая потом стала ЗИЛАРТом, выиграла компания ЛСР?

Да, кстати замечу, эта победа оказалось для многих достаточно неожиданной. Получив территорию, руководство компании вначале предложило изменить все подходы, заложенные в ППТ, пригласить своих архитекторов, но Юрию Григоряну удалось аргументированно и успешно доказать нашу общую профессиональную позицию, так что итогом стал разработанный Меганомом дизайн-код для застройки жилых кварталов.

Я считаю, что ЗИЛАРТ дает сейчас канонический пример использования дизайн-кода как инструмента формирования большого фрагмента вновь создаваемой городской ткани. В нем были заданы очень щадящие, аккуратные, но при этом четкие, акцентированные правила проектирования. Высоты первых этажей, характер выхода на линию застройки, уровень застроенности фронтов кварталов, подчеркивание определенных ярусов, материалы.

А группа Эталон тогда же получила южную часть территории?

Нет, Эталон начал заниматься проектом позднее. В 2013 году юго-восточная часть, примыкающая к Нагатинcкому полуострову, отошла к компании АФК Система. А для управления территорией между ними – тем, что мы сейчас называем ЗИЛ-Юг, ЛСР и АФК сформировали совместную компанию. Для этих девелоперов мы разработали три новых ППТ, заново «накрывших» всю территорию, с новыми ТЭПами с большей долей жилья. Тогда полностью отказались от идеи сохранять на территории производство автомобилей.

Над проектами 2014–2017 годов вы тоже работали совместно с Юрием Григоряном?

Да, но теперь планировочное предложение было разработано практически полностью нами. Специалисты бюро Меганом консультировали и совместно с нами прорабатывали вопросы распределения ритейла и плотности застройки по жилым кварталам.
Концепция «Зил-Юг». Эскиз от руки
© Институт Генплана Москвы

Два бульвара, сходящихся к пешеходному мосту на излучине Москвы-реки, появились в этих новых ППТ?

Зиловский бульвар, который начинается от памятника Лихачеву у ТТК и переходит в бульвар братьев Весниных, к тому времени уже фигурировал в составе ЗИЛАРТа, а встречающийся с ним бульвар ЗИЛ-Юга и пешеходный мост на другую сторону реки появились как раз в наших проектах 2014–2017. Это идея нашей команды, можно сказать, что вторая диагональ ЗИЛ-Юга – наша авторская. Родилась она не сразу, до нее были более консервативные варианты планировки. Но в итоге победила «Диагональ» – она очень понравилась руководству компании ЛСР, там ее назвали «Елисейскими полями» и предлагали превратить в широкий бульвар, но в конечном счете мы сошлись на несколько меньшей, чем у Champs Élysées, ширине, ради более комфортного городского пространства, большей связности между ритейлом на двух сторонах.
Концепция «Зил-Юг». Эволюция лейтмотива планировочной организации территории
© Институт Генплана Москвы

Куда ведет в вашем проекте пешеходный мост?

В сторону ТПУ Нагатино, к станции метро Натагинская и станции железной дороги Павелецкой ветки. Если эта идея удержится, я думаю, получится энергичный пространственный жест и новая городская связь.

Пешеходные мосты через старое русло Москвы-реки тоже заложены, и один автомобильный, по набережной.

После 2017 Институт Генплана больше не занимался территорией ЗИЛа?

После 2017 года мы в основном наблюдали за развитием событий.

Но сейчас Институт делает два ППТ для станций метро, которые должны открыться здесь: с юго-запада приходит Коммунарская линия от станции Севастопольский проспект, с юго-востока – Бирюлевская линия. Мы оказались провидцами – в свое время наши специалисты заложили эту возможность: оставили зоны для станций в линиях градостроительного регулирования еще в 2014 году. Тогда еще не был запущен МЦК, никто не думал, что он окажется настолько успешным и передовым проектом, многое казалось смелыми мечтами. И вот пожалуйста – город уже тянет сюда две линии метро.

Давайте вернемся к особенностям вашего итогового ППТ. Он был, насколько я понимаю, очень важен для города как образец нового подхода к застройке?

Проект был знаковым для Сергея Кузнецова на старте его работы в должности главного архитектора. Это был один из пилотных проектов новой градполитики. Квартальность, плотная улично-дорожная сеть, общественные первые этажи, закрытые для машин дворы, пешеходные улицы, адресность, индивидуальность, многофункциональность, 15-минутная пешеходная доступность различных функций. Фактически, это «город в городе», самодостаточный, но в то же время связанный с большим городом, насколько это возможно при расположении на полуострове.

В общем и целом, на проекте ЗИЛ мы сформулировали и отточили, для города и для себя, концепцию «центральности» характера застройки и среды, подходящей по критериям для центра города. Помимо перечисленного выше, это: проницаемость, плотные кварталы, широкая палитра средовых элементов – не просто некие общественные территории, а четко артикулированные улицы разного значения, площади, променады, парки, скверы, бульвары, и так далее. Чем больше типов городских пространств, тем больше среда похожа на полноценную городскую.
Концепция «Зил-Юг». Общественные пространства
© Институт Генплана Москвы
Концепция «Зил-Юг». Устройство квартала
© Институт Генплана Москвы
План ЛГР города Москвы
Предоставлено Институтом Генплана Москвы

Основной особенностью планировки все же выделяется плотная и жесткая квартальная сетка, наверное, беспрецедентная для крупных градостроительных проектов Москвы. Средний размер жилого квартала на ЗИЛе – 85х115 м. Ширина кварталов продиктована габаритами производственных корпусов завода, стоявших по центральному бульвару, от которого и берет начало наша планировочная сетка. В южной части (ЗИЛ-Юг) мы используем тот же модуль для преемственности, цельности застройки всего полуострова. Такой модуль больше, но все же уже сравним с усредненным европейским кварталом – 75х75 м, определенным по анализу современной жилой застройки.

Проектная плотность сети улиц и проездов на полуострове ЗИЛ составляет 8,1 км/м2, тогда как средняя плотность УДС по Москве составляет 4,2 км/км2. По сравнению с «крупнейшими городами мира», плотность улично-дорожной сети «старой» Москвы ниже в 2–3 раза. Уже сейчас плотность сети на ЗИЛе бросается в глаза в схеме красных линий, а после реализации это будет видно и на спутнике. Надо оговорить, что высокая плотность улиц спроектирована не столько для нужд автомобильного движения, а в первую очередь для повышения пешеходной проницаемости территории и увеличении площади пешеходных пространств. Каждая вторая улица в жилых кварталах сделана пешеходной с проездом лишь для обслуживания застройки и спецтехники.

В проекте сформированы улицы по-настоящему «городского» характера, когда пространство профиля непосредственно связано с застройкой и объектами в первых этажах. Тогда это отношение было еще в новинку, хотя уже активно продвигалось Москомархитектурой.

В типологию пространств входит и разнообразный зеленый каркас.

Да. Структурированный, не «размазанный», состоящий из разных элементов и связанный между собой. МЦК у нас «сжата» между двумя парковыми зонами: уже реализованной Тюфелевой рощей и парком территории ЗИЛ-Юг с другой стороны. Получилось даже романтично: современный, тихий и по-своему красивый поезд будет ехать по парку как своего рода аттракцион. Два парка, с северо-запада и с юго-востока от МЦК, образуют единое зеленое пространство. Через озелененные улицы центральный парк соединяется с парком вдоль набережной.

Что делает его единым? Переходы? Сейчас в проекте KCAP надземных переходов стало больше. Сколько было надземных и сколько подземных переходов в вашем проекте?

В общей сложности в проекте заложено пять связей: две наземные (по набережной и бульвару), две подземные через «проколы» в насыпи путей МЦК и одна надземная, часть южного вестибюля станции«ЗИЛ», интегрированной в ТПУ с двумя упомянутыми выше новыми станциями метро. Шаг между переходами у нас получается приблизительно 250-270 метров, что вполне удобно. В материалах КСАР мы не увидели увеличения количества связей, но в преодолении разделителей правило «чем больше – тем лучше» работает очень хорошо.
Концепция «Зил-Юг». Схемы парков и связей
© Институт Генплана Москвы


Что стало с идеей Юрия Григоряна опустить шестиполосную автомобильную часть ниже нулевой отметки, перекинув к воде много мостов-переходов?

Были такие проработки. В итоге проезжую часть оставили на земле. Отчасти для удешевления, отчасти – чтобы не отрывать остановки общественного транспорта от общего городского пространства. Сегодня эта магистраль реализована в достаточно компактном профиле с хорошей частотой наземных переходов-«зебр» (через каждый квартал), так что обеспечивается комфортная связь жилого массива с берегом реки и парком.

Насколько я помню, вы планировали сохранить памятники и заводскую застройку. Потом были проблемы со сносом корпусов 1911 года вдоль ТТК, которые освещал Архнадзор…

Памятник с официальным статусом ОКН на ЗИЛе один, здание заводоуправления 1916–1920 годов. Мы стремились сохранить больше, но северная часть территории, которая примыкает кТТК, сложная, там много собственников, достаточно сложно уследить за ситуацией и, на мой взгляд, там появились некоторые вещи, которые можно назвать случайными. Судьба части корпусов вдоль ТТК до сих пор нас волнует. Одно из двух зданий, образующих пропилеи по сторонам заводской проходной, где сейчас памятник Лихачеву, реконструировано для центра «Авилон» по проекту Kleinewelt Architekten – в целом неплохо, но корпус изменился, и теперь уже не очень похож на пару западного корпуса, симметрия, которая там была, несколько нарушена.

Я считаю важным этот исторический вход, проходную и пропилеи. Это ансамбль, что хорошо видно на перспективах 1930-х годов.
zooming
Проект реконструкции автозавода имени Сталина. Главная магистраль. Перспектива. 1-я проектная мастерская НКТП
Из статьи Е.М. Попова, главного архитектора ЗИС. Е.М. Попов. Реконструкция автозавода им. Сталина // «Строительство Москвы» № 18, 1936.
zooming
Общая перспектива большого ЗИС
Из статьи Е.М. Попова, главного архитектора ЗИС. Е.М. Попов. Реконструкция автозавода им. Сталина // «Строительство Москвы» № 18, 1936.

К слову сказать, я уже какое-то время вхожу в городскую комиссию по наименованию территориальных единиц, и рад, что мне удалось отстоять часть названий, связанных с историей завода: проспект Лихачева и Зиловский бульвар.

В северной части мы также наложили пятна заводских корпусов на контуры новых кварталов – больших, ограниченных проезжими улицами. Была даже идея сохранить ценные заводские фасады, выходящие на главный бульвар ЗИЛАРТа, вот, к примеру, в этом квартале, который проектирует сам Юрий Григорян… Мы довольно долго прорабатывали эту тему. Но насколько я знаю, от идеи сохранения фрагментов пришлось отказаться по техническим причинам. Корпуса не памятники, никакой законодательной базы здесь нет, это вопрос доброй воли девелопера. Но сетка вторит старому плану завода как своего рода планировочная проекция.
Проект реконструкции автозавода им. Сталина. 1936 г. Генплан
Материалы предоставлены ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы»


Что, помимо зданий вдоль ТТК и контуров плана, из старого заводского наследия еще можно сохранить?

В составе южной территории – ТЭЦ ЗИЛ, расположенная к северу от ЗИЛ-Юга за бульваром Лихачева и вполне сохранная. Нам очень нравится этот объект индустриального наследия, надеемся, его удастся сохранить и приспособить. В наших документах он проходит как объект реконструкции. Функционально мы вписывали сюда арт-кластер по примеру Винзавода, Artplay или Флакона, ТЭЦ ЗИЛ хорошо бы вписалась в этот ряд: уникальное здание и актуальный для нашего времени формат.
  • zooming
    1 / 3
    ТЭЦ ЗИЛ, современное состояние
    Фотография прдоставлена Институтом Генплана Москвы
  • zooming
    2 / 3
    ТЭЦ ЗИЛ, современное состояние
    Фотография прдоставлена Институтом Генплана Москвы
  • zooming
    3 / 3
    ТЭЦ ЗИЛ, современное состояние
    Фотография прдоставлена Институтом Генплана Москвы

Если смотреть на ЗИЛ-Юг, высотность у вас понижается к центру и растет по краям. KCAP в новом мастер-плане сгладили высотность к воде, но в целом сохранили эту особенность. Почему такая композиция «блюдца»?

Да, плотность «вышла на периметр», поскольку заказчики поняли, что именно здесь собраны лучшие, дорогие видовые характеристики. Хотя правила советского градостроительства диктуют обратное – смягчение антропогенной нагрузки к границе с водой. Тут есть одна интересная особенность, которая отчасти приводит к такому результату: шкала стоимости, которую заказчик платит за изменение видов разрешенного использования, растет до уровня плотности 40 000 м2/га, после чего рост заканчивается. Изменение вида использования для плотности 40 000 м2/га и 100 000 м2/га стоит одинаково, поэтому девелоперу выгоднее «перешагнуть» сразу далеко, резко увеличить плотность для какой-то группы участков. Наш силуэт – в числе прочего и проекция этой особенности.
Фрагмент упомянутого исследования. Методология: сравнение
© Институт Генплана Москвы


Итак, ваш проект, получается, был очень масштабным примером – носителем пафоса нового подхода к городской ткани, который начал развиваться с приходом Сергея Кузнецова. Своего рода эталоном новой градполитики, ориентированной на квартальную городскую ткань как более комфортную. Тут возникает два вопроса, первый – на какие прообразы вы ориентировались формируя свое решение в 2012–2016 годах?

В первую очередь на современную европейскую практику. Плюс мы стремились сделать антитезу микрорайонной застройке. Главный посыл – сделать иначе.

Затем уже рефлексировали этот опыт, в частности, когда разворачивалась реновация, сделали исследование по заказу Москомархитектуры – сравнение с зарубежными примерами качественной жилой среды, анализировали наши любимые примеры, Хельсинки, Стокгольм, мы любим северную Европу. Сравнивали с проектами реновации. Пытались показать в этом исследовании, что сейчас мы находимся в фазовом сдвиге в сторону европейского подхода.
Концепция мастер-плана территории ЗИЛ-Юг, 2020
© KCAP по заказу Группы «Эталон»

Важным показателем качества планировочной структуры мы выделили баланс площади публичных пространств и участков различных объектов в городе. В Москве процент публичных территорий жилых районов срединного пояса (где сейчас проводится Реновация) составляет 15-17% (не включая крупные парки), тогда как в крупнейших городах Европы -45-50% (для исторического центра и нового строительства).

На ЗИЛе же в границах трех ППТ доля публичных пространств составит 47% (даже без центрального парка), что очень близко к европейскому показателю. Эти территории – необходимый ресурс для развития комфортной и разнообразной городской среды.

Другая сфера, в которой необходим баланс, связана с планированием распределения функций на территории. Мы многое сделали для этого, хотя работали на достаточно обобщенном уровне. Запланировали уникальные объекты: инновационную школу, Технопарк Нагатино, технопарк рядом со старым заводоуправлением – в нем несколько тысяч рабочих мест. Баланс жителей и рабочих мест на все 400 га по расчетным показателям – где-то 75 000 одних и 66 500 других, плюс-минус.
  • zooming
    1 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    2 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    3 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    4 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    5 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    6 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы
  • zooming
    7 / 7
    Концепция «Зил-Юг»
    © Институт Генплана Москвы

Что еще важно: на проекте ЗИЛ, благодаря тому, что параллельно велось архитектурное проектирование, мы смогли, во-первых, наблюдать все воочию, постоянно взаимодействовать, а во-вторых, получить более подробную подоснову и работать более детально. Обычно ППТ ведь делается в двухтысячном масштабе, а мы делали на геоподоснове в пятисотом, так как заказчик мог нам ее предоставить. И эта практика, к моей радости, принялась – проекты реновации мы теперь делаем в пятисотом масштабе. Тогда это была технологическая инновация.

Другой позитивной практикой стало взаимодействие всех со всеми, организованное «на плацдарме» Москомархитектуры как волевой проект. Все постоянно обсуждали, все были в курсе. Я бы для всех проектов такого масштаба создавал управляющую компанию, корпорацию развития территорий – так делают во всем мире. Они включают в себя муниципалитет, девелоперов, жителей. Потому что бесшовную среду можно создать только в бесшовном процессе. У нас это приходится делать волевым усилием, рабочими группами, но такой подход может стать правилом, а не результатом действия одной, пусть и позитивной, воли.

Второй вопрос: получается, вы были одними из первых. Сейчас на поле комфортного городского пространства много разных игроков, все пропагандируют примерно одно и то же… Как бы вы определили вашу специфику? Чем отличается ваш подход, Института Генплана, к формированию застройки «центрального городского типа»?

Прежде всего – мы хранители информации, понимаем историю вопроса, эволюцию. Это дает нам видение на несколько шагов вперед, примером служит, в частности, приведенная выше история с метро на ЗИЛе. При формировании новых структур очень важно не просто грамотно и красиво их сформировать на сегодняшний день, а продумать с учетом потенциальной структуры, в том числе для прилегающей территории. Не потерять какой-то важный створ, будущую связь. Ее сейчас нет, может быть, даже пятиэтажка поперек стоит. Но все остальные дома 1970-х годов уже ловят этот коридор, и он уходит в парк, к пруду или к станции метро.

Наш творческий метод таков – мы всегда начинаем работу с далекого будущего, формируем систему на этой основе. Поэтому слова вроде бы те же, а решения иные. Мы работаем с учетом перспективной потенциальной структуры: выявляем потенциал, стремимся не нарушить возможные связи пространственных систем. В Институте постоянно идет процесс формирования образа главных магистралей, метро, линий, железной дороги и всего остального, – это наша традиция и наш конек. Должен сказать, что очень помогает наследие генплана 1971 года, если бы его не было, город не вынес бы взрыв автомобилизации. В красных линиях уже 50 лет существуют многие коридоры, оставленные для инфраструктурных объектов, для дорог и метро, они уже тогда были заложены.

Другая наша особенность – мы сейчас по собственной инициативе внутри Института Генплана разрабатываем алгоритмическую систему анализа и оценки характеристик городской среды. У нас формируется перечень категорий, которые мы хотим отслеживать в измеримой плоскости. Вот, к примеру – качественный каркас публичных пространств должен быть логично ориентирован на точки притяжения, он должен быть целостным, территориально мощным, крепким, с большим количеством разных видов социальной активности внутри.

Как вы оцениваете недавно представленную концепцию мастер-плана территорииЗИЛ-Юга от голландского бюро KCAP?

Приятно видеть, что планировочная структура, заложенная в ППТ получает эволюционное развитие: конкретизируются застройка и общественные пространства. Удачным кажется идея нового поперечного парка, выходящего к затону и ряд выделяющейся застройки вдоль него. В целом все стало интереснее, насыщеннее. Интересно посмотреть, как проект будет развиваться далее.

Как вы в целом оцениваете значение этой работы для Института?

Сложный вопрос, но работа, определенно, знаковая, этапная, важная. Она четко совпала с новой градостроительной политикой и мы ей занимались, скажем так, будучи на переднем крае. С точки зрения опыта очень интересная: организационно и структурно сложная, многоэтапная.

С таким количеством разных интересов и специалистов, с постоянными обсуждениями, о которых вы говорите – как удалось сохранить профессиональную взвешенность, не перейти в поле конкуренции?

Конечно, столкновение интересов всегда есть, надо это понимать и относиться спокойно. Если принимать здравые аргументы, тогда и получается здоровый синтез.
Архитектор:
Виталий Лутц
Проект:
Концепция «Зил-юг»
Россия, Москва

Авторский коллектив:

Главный архитектор, Руководитель АПО №6: В. Р. Лутц
И.о. начальника ЗМ №15: В. Б. Борисов
Главный архитектор проектов: А. Ч. Ткачук
Руководитель группы архитекторов: А. М. Галактионов
Ведущий архитектор: А. Н. Перфильев
Архитектор 1 категории: И. В. Беляев

2015 — 2017

22 Декабря 2020

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Зодчество: пять событий
Уже в среду в Гостином дворе стартует юбилейное, тридцатое «Зодчество». Рассказываем о том, что в этом году будет на фестивале.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.