Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

English version

Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере главное не «красивость», а сверхзадача»

Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.

0 О новой премии IPI Award было объявлено 28 марта. Ее задача – поиск уникальных инновационных трендов в области проектирования общественных интерьеров. Премия рассматривает интерьеры, реализованные за последние 3 года, в семи типологических номинациях по четырем критериям: инновационность, функциональность, устойчивость, креативность. Заявки принимают до 30 июня. 

Говорим с инициатором и соорганизатором новой премии Юлией Тряскиной – о миссии, трендах, пути архитектора к сверхзадаче и нюансах оценки проектов. Участников уже собрано около ста, и многие – не в столицах.  

Архи.ру:
Как давно вы придумали новую премию и в чем ее задача?
zooming

Юлия Тряскина:
С идеей изменить подход к премиям общественных интерьеров, устоявшийся здесь в последние годы, я живу достаточно давно. В последние годы премии стали конкурсами красивых картинок. Задача жюри – посмотреть картинки на предмет «нравится / не нравится». Никто не читает, не вникает. Это несколько архаично, из-за этого теряется индивидуальность. Пространства, нацеленные на нетривиальное восприятие мира, новые технологии, инклюзивность, – не попадали в тематику премий, поскольку говорили на другом языке и использовали другие подходы. Архитекторы, которые ставили и решали в своих интерьерах некие сверхзадачи, попросту не встраивались в вакуум, созданный «многообразием красоты» последних премий.

Можете ли вы привести пару примеров интерьеров такого рода: инновационных, инклюзивных, передовых? Просто для понимания целей премии.  
 
Вероятных участников приводить в пример некорректно, но если говорить в целом, это, может быть, в частности, пространство школы для слабовидящих детей, или экоотели, построенные на полной утилизации сырья и воды. Экологичность дизайна становится синонимом его современности и прогрессивности. Один из примеров – новый флагманский магазин Bulgari, построенный недавно в Шанхае по проекту MVRDV. Материалом фасадных панелей здания стали переработанные бутылки. Конечно, экоустойчивость решения влияет на образ: в частности, для энергии, полученной от солнечных батарей, подойдут не любые дизайнерские светильники из числа самых модных.
 
Пример другого рода – бутик (SO)What Chengdu в Шанхае от Various Associates, в его интерьере активно использованы мультимедийные технологии. Современные технологии в целом – отдельная интересная для нас тема. Сюда можно отнести 3D печать элементов и целых домов и дизайн их интерьеров.

Если говорить об инклюзивности, то у нас она нередко ограничивается пандусами, а в остальном – мы говорим, что внутри МГН требуется сопровождение. Да и собственно пандусов архитекторы стесняются как элементов, нарушающих эстетику задуманного пространства. Чтобы честно, по-настоящему воплотить общественное пространство, которое будет функционировать как инклюзивное, нужно и желание, и терпение, и смелость, и вкус; нужно понимание со стороны заказчика. Городские общественные пространства к этому уже пришли, а общественные интерьеры только движутся в этом направлении.
 
Как один из критериев оценки у вас заявлена устойчивость, вы как ее понимаете?
 
Экология – это, конечно, следующая большая тема. И здесь, к сожалению, тоже больше говорят, чем делают. Важна каждая деталь: надо убеждать заказчика установить ту или иную технику, причем использовать ее не бездумно, а системно, экономя ресурсы и минимизируя вред. Все архитекторы, к примеру, любят крупноформатные материалы. Но их дорого добывать, это травмирует окружающую среду. Важно не только, как ощущается материал, но и как его производят, как утилизируют, какой он оставляет след. Все это не находит своего отражения на картинках. Создавая такие пространства, ты начинаешь думать по-другому.
 
Когда вы сами соприкоснулись с таким, «другим» подходом? Что изменило ваши личные взгляды?
 
Для меня таким открытием, профессиональным вызовом стала работа со «Школой будущего» в Иркутске. Там мы работали с идеей подчинить все, каждую деталь и каждое решение задаче изменить жизнь ребенка и дать ребенку шанс изменить мир. Мы поверяли этой мыслью любой вопрос: почему лестница? Почему здесь? Какой цели служит? Опыт оказался очень ценным, и теперь, даже работая с небольшими «проходными» задачами, я стараюсь уйти от красивых картинок к сути.
Образовательный комплекс «Точка будущего»
Фотография: «Точка будущего»

Когда у тебя поменялся подход к проектированию, ты идешь не только от красивого материала, но от функции, от сверхзадачи каждого конкретного пространства, новых технологий, решения социальных задач.
 
Хотелось бы, чтобы премия была и об этом тоже – чтобы архитектор имел смелость подумать про другое, выйти за рамки задач декорирования, которые мы привыкли считать обыденными.
 
За что дадут гран-при, за максимум инноваций?
 
Скорее за интерьер, максимально продуманный с точки зрения сверхидеи: решающий  конкретные проблемы социума, может быть, даже нацеленный на то, чтобы изменить и социум, и человека. Не за красивые картинки. С другой стороны, безусловно, важно осуществление замысла – тот факт, что и архитектору, и заказчику удалось разглядеть идею и реализовать ее.
 
Сколько участников удалось собрать?
 
Уже собрали около ста проектов. Проекты мы ищем, как бриллианты. И самое удивительное – что это не только Москва и Питер. Очень много регионов. Много архитекторов в регионах, которые, решая конкретные задачи своих заказчиков, в конечном счете изменяют привычный взгляд на мир для себя и для людей. Они лучше знают свой мир и хотят показать, что можно по-другому обустроить среды, по-другому жить.
 
Вы берете только реализованные проекты?
 
Да, потому что реализовать эти идеи – тоже подвиг.
 
Как будет проходить отбор?
 
Если вы посмотрите на список экспертов, то увидите, что у нас в нем не так много архитекторов. У нас довольно широкий круг экспертов, от технологов до прогрессивных блогеров, которые, в частности, поднимают тему нового понимания человека. Мы хотим, чтобы проект оценивался с разных сторон. У нас будут интервью не только с архитекторами, но и с заказчиками. Если человек миссионер, то он будет об этом говорить, и для него важно быть услышанным.
 
Расскажите о руководителе проекта Лавлише Танеджа, почему именно он?
 
Он – человек, который умеет делать такие вещи, у него есть замечательный опыт. Будучи председателем ассоциации MCFO, он организовал замечательную премию офисных интерьеров MCFO Awards. Премию надо ведь не только идеологически взрастить, надо понять, готов ли рынок меняться вслед за ней, готовы ли откликнуться коллеги, заказчики, технологи… Я очень многим предлагала заняться организацией премии и очень рада, что Лавлиш согласился и во многом он идет мне навстречу, к примеру в подборе спонсоров, компаний-единомышленников, которые так или иначе связаны с нашей миссией. К примеру компания Ficus, которая помогла нам реализовать гигантскую зеленую стену в аэропорту Симферополя – ее же нельзя полить просто из шланга, там работает достаточно сложная система полива и удобрения, целая научная разработка.
Международный аэропорт «Симферополь»
Фотография © Юрий Югансон

Или взять другой пример – кадки с диким виноградом на БЦ в Земельном переулке – это же работа для агронома, но они изменили всю среду окружающей промзоны. В интерьерах стоит та же задача: надо все время «вытаскивать» себя, принимать новую роль, меняться. Надо перестать все закатывать в золото, перестать заниматься украшательством, – это путь в никуда. Потому что мир уже другой.
 
На слова «мир другой» не могу не отреагировать. Ваша премия как-то рефлексирует «турбулентности»?
 
Конечно да. Мы планировали презентовать премию 1 марта, но когда собрались, поняли, что в тот момент не можем себе позволить выйти к журналистам с нашим сюжетом. Перенесли на конец месяца…
 
Что больше всего волнует лично меня? Очень не хочется уходить опять в скорлупку, закрываться, терять информацию, отставать, выискивать крошки новых мыслей, как это было в 1980-е и даже в 1990-е годы… Погружение в тенденции, в актуальную проблематику – очень важно для архитектора. Задача нашей премии как раз в поддержании движения и развития новых идей. Не хочется ни заглохнуть, ни забуксовать. Хочется двигаться вперед, не терять доступа к информации.
 
Ну, сейчас с интернетом доступ к информации ощутимо проще…
 
Важна еще и насмотренность и возможность выезжать, смотреть не по картинкам, а изнутри. Мы все прекрасно знаем, как расставляются точки для журнальной фотосъемки, – приезжаешь на место и понимаешь, что все выглядит иначе. Да и фотошоп тоже делает свое дело. Хотелось бы, чтобы эксперты тоже оценивали интерьеры по реальным ощущениям, а не по картинкам.
 
У вас заявлены, кроме того, видеозаписи.
 
Это наша подстраховка. Очень бы хотелось, чтобы в оценке участвовали международные эксперты, мы вели переговоры и еще зимой получили предварительные согласия, переговоры продолжаем вести, надеемся, что так или иначе все получится. Все же архитектура – это про организацию мира.
 
Видео, в тех случаях, когда нельзя будет поехать на объект, мы планируем снять максимально объективно, без лишних «красивостей».
 
Как часто вы планируете проводить премию?
 
Интерьеры реализуются достаточно быстро, и первоначально мы планировали, что премия будет ежегодной. Но сейчас с учетом всех обстоятельств, решили, что разумно будет проводить ее раз в два года. Часть строек затормозилась, мы уже не сможем рассмотреть некоторые проекты как реализации, но будем ждать их к следующей премии.
 
Вопрос по номинациям. В основном они у вас типологические, но в то же время есть «Реконструкция». Правильно ли так сравнивать, это же как сравнивать зеленое с пушистым?
 
Большого противоречия здесь нет. Мы решили позволить себе расширить рамки и идти от материала. По нашим правилам один проект может быть подан в нескольких номинациях, и потом уже организаторы и эксперты будут решать, где он наиболее уместен. Мы собственно решаем это в процессе приема проектов.
 
Понятно, почему вы не рассматриваете корпоративные офисы, это отдельный и большой сюжет. Но почему нет инновационных мультифункциональных коворкингов?
 
Я считаю коворкинги прежде всего бизнес-пространствами. То, что делается в этой области, все же в большей степени относится к работе. Общественные интерьеры – в большей степени про жизнь, про общение, про восприятие мира человеком, про понимание жизненных ценностей. А работа, напротив, – про принятие правил, про отработанную технологию.
 
Если кто-то сделает коворкинг, основанный но новом восприятии, – то добро пожаловать к нам. Но необычные коворкинги как правило рождаются как функция дополняющая какую-то другую, основную. Но когда коворкинг – основная площадка, это не попадает в нашу тематику.
 
И заключительный вопрос: мы начали с «красивости». Не получится ли так, что вы будете отвергать проекты с сильной эстетической составляющей только потому, что они очень красивые?
 
Если проект будет еще и эстетичным, это не помешает его высокой оценке. Любая задача будет рассматриваться с нескольких сторон, жюри будет вникать в суть, смотреть на интерьер другими глазами, понимая, как все работает. Мы хотим поставить вопрос – что хотел сказать человек, почему сделал именно так? Может быть там есть мегаидея.
 
Должна сказать, что это интересно и архитекторам, и инвесторам. Опытный заказчик требует не только украшений – это первая стадия развития, «наигравшись» в нее, все начинают ставить перед собой задачи нового уровня, более сложные и интересные. Даже если посмотреть на наши реализованные интерьеры – те из них, которые были спроектированы со сверхидеей, живут дольше. Они не устаревают, более того, гармонично развиваются, сохраняя суть замысла даже при переделках.
 
Осознанное – как правило красиво. К красоте приводит понимание новых идей, а они уже говорят на языке иной эстетики, несут ее в мир, изменяя его. Красота спасет мир! Но не «красивость».

23 Мая 2022

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Технологии и материалы
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Сейчас на главной
Перфоманс солнца
Набережную Федоровского реконструировали к 800-летию Нижнего Новгорода по проекту Arch Group. Крутой склон превратился в световую инсталляцию, а променад с террасами – в излюбленное место для прогулок и любования знаменитыми волжскими закатами.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.
Модуль и свобода
В новом отеле сети «Точка на карте» Rhizome продолжает исследовать возможности крупно-модульной технологии строительства и добивается все большего разнообразия пространств и скульптурности объемов.
Реконструктивная операция
Бюро из Гонконга Cheng Chung Design попыталось залечить один из шрамов, оставленных на поверхности земли деятельностью человека. Так на месте заброшенного карьера возник люксовый отель Banyan Tree Nanjing Garden Expo.