МАФы vs БАФы: неожиданность, функциональность и уместность

Семь российских архитекторов о трендах малых архитектурных форм, их влиянии на пространство, и различных преимуществах типовых и индивидуальных проектов. Понятие БАФа изобрел «на лету» Олег Шапиро.

Беседовала:
Дарья Кузнецова

19 Сентября 2019
mainImg
0 В преддверии международной выставки «Город: детали», которая пройдет при поддержке правительства Москвы в 75 павильоне ВДНХ с 3 по 5 октября, говорим с российскими архитекторами о малых архитектурных формах. Мы задавали вопросы об уместности индивидуальных и типовых элементов, грани между большой и малой формой, а также о тенденциях в развитии МАФов и трендах оформления пространств в столице.

 
Нетиповая «скошенная» урна, парк Зарядье, Москва
Фотография © Архи.ру, 2017
zooming

Олег Шапиро, Wowhaus
 
Когда уместны типовые МАФы, и когда индивидуальные?
Решения должны быть адекватны ситуации. Если вы имеете дело с большими объемами территориями, проектировать индивидуальные МАФы нельзя, лучше использовать хорошие типовые, чем спроектировать плохие индивидуальные. Но если вы работаете с уникальным объектом и так называемые малые архитектурные формы могут сыграть там значительную роль, то, конечно, важно спроектировать их.
Реконструкция набережной реки Упы, Тула. 2017-2018
© WOWHAUS
Новый вход в парк Горького со стороны Ленинского проспекта. Фотография: Алексей Народицкий
© Музей современного искусства «Гараж»

Иными словами, индивидуальные вовсе не всегда хороши, кроме того, в них заключен больший риск, чем в произведенных промышленно.
 
Где заканчивается МАФ и начинается большая архитектура, а когда они, может быть, «срастаются»?
Вообще говоря, этот вопрос для меня не имеет смысла. Малая форма может быть значительной, а большая – назовем ее БАФ, вы не против? – может быть ничтожной. Вот мы и придумали определение: МАФ и БАФ.

То и другое архитектура и значение зависит от архитектурных качеств. В наших городах, увы, много БАФов, очень больших домов, но они не архитектура. Часовня Цумтора же, с другой стороны, по объему не очень большая, но это серьезное произведение архитектуры. Можно, конечно, взять за основу предел, положенный экспертизой, все что меньше 1500 м, все МАФ, но для меня он будет условным. Архитектурное качество важнее.
Благоустройство Красногвардейских прудов © WOWHAUS

Мы в Севастополе сейчас делаем малые формы, они часть общего замысла, они вписаны в рельеф, – такие объекты, несмотря на то, что называются малыми, могут формировать пространство.

Ну а если говорить о срастании – вот, в мавзолее Ленина срослись. Деревянный мавзолей был малой формой, а каменный большая.

О трендах и тенденциях: 
О трендах же так скажу: мы не изучаем тренды, мы их формируем.
***
 

zooming

Григорий Гурьянов, Архитектурное бюро Практика

Когда уместны типовые МАФы, и когда индивидуальные? 
В наших проектах мы применяем и те и другие. Типовые МАФы – это некоторая гарантия качества от производителя. Проще говоря, при реализации проекта типовую лавочку труднее испортить. А уровень дизайна и его доступность в последнее время заметно подросли. Типовые изделия требуют минимальных затрат времени непосредственно на стройплощадке – экономят ресурсы подрядчика (если вовремя заказать), ну а сроки вечно горят, что, конечно, говорит о системных проблемах в управлении проектами, но готовые заводские МАФы в такой ситуации выручают. Точно также каталожные лавочки экономят ресурсы архитектора, это способ сделать проект быстрее и дешевле (вписаться в сроки и бюджет и не разориться). Из минусов – не всегда получается довести до стадии заказа именно то, что тебе нужно, потому что настоящее качество стоит действительно много.

С индивидуальными МАФ ситуация практически зеркальная. Это долго и относительно дорого проектируется, требует вдумчивости и вкуса. Потом долго изготавливается в кустарных условиях с негарантированным результатом. Зато дает возможность сделать проект точнее и индивидуальнее, справиться с нетиповыми и тонкими местами / задачами, экспериментировать и задавать новый уровень. В умелых руках и головах индивидуальные МАФ – действительно мощный инструмент, позволяющий создавать пространства с выраженной идентичностью, что безусловно ценно.

Где заканчивается МАФ и начинается большая архитектура, а когда они, может быть, «срастаются»? 
Как провести четкую границу между МАФ и архитектурой? С каждым новым заметным проектом пограничная зона становится шире, гибридных типологий больше. Это как то место, где заканчивается день и начинается ночь. Дорожка в парке – это архитектура или МАФ? Наши «Братеевские телепортеры» мы вообще относим к транспортной инфраструктуре.
Братеевские телепортеры, Bureau Praktika Architects
Фотография © Практика

О трендах и тенденциях: 
Говорить про «тенденции МАФ» стоит в более широком контексте создания / благоустройства общественных пространств как некого нового жанра архитектурной деятельности (говорим про Россию).

Жанр развивается и прогрессирует стремительно, и уже есть прецеденты перекоса в сторону избыточной вычурности и переусложненности, особенно на дорогих объектах. Если говорить о трендах, можно сказать, что МАФ стремятся стать архитектурой. Иногда даже вытеснить собой архитектуру. Беспрецедентный по многим параметрам, в том числе по запредельному качеству исполнения, парк
Галицкого в Краснодаре – это ведь по сути один цельный, огромный МАФ. При таком парке стоящий рядом стадион тоже становится вторым, огромным МАФом, правда?
***
 
zooming

Арсений Леонович, PANACOM

На мой взгляд, все современные тенденции оформления городских пространств расположены на двух полюсах: отвязное искусство «для души» и утилитарные объекты «для тела».

Если наблюдать за тем, как города развиваются на разных континентах, можно заметить, что современному искусству уделяют все больше внимания. Возникают удивительные вещи, которые будоражат и заставляют прохожих оторваться от асфальта. Например – гигантская капля высотой с пятиэтажный дом в Чикаго или странные абстрактные скульптуры на улицах Парижа. Врываясь в контекст понятных и скучных городских пространств, такие объекты обогащают среду своим художественным смыслом.

Но даже будучи оформлены в духе современного искусства, малые архитектурные формы становятся все более социально-ориентированными. Например, если это группа дольменов – то, как правило, они созданы для того, чтобы люди могли на них сидеть, проводить вместе время. Очень важна увязка МАФов с ландшафтным дизайном. Это выражается в том, что люди могут вступать во взаимодействие с элементами городской природы – деревьями, кустарниками, необычно оформленными клумбами.
Модульная скамейка-скульптура, служащая преградой для машин на пешеходной улице XX сентября. Виджевано, Италия
Фотография: Архи.ру

К утилитарным объектам городской среды относятся всевозможные спортивные площадки. Рампы для скейтеров и велосипедистов, пространства для занятиями йогой и растяжкой. Такие объекты приятны глазу и функциональны одновременно.
Площадка «Салют» в парке Горького © Музей «Гараж»
Площадка «Салют» в парке Горького © Музей «Гараж»

Мы видим эти тенденции по всему миру: люди выходят в города и стараются их освоить, вернуть себе. Характерно это движение и для российских городов. Москва, например, меняется с каждым сезоном, причем в лучшую сторону – на улице хочется проводить время. Если в дальнейшем городские средства будут направлены именно на создание точек городского комфорта, современные и функциональные пространства появятся и в маргинальных районах, дворовых территориях. Когда это произойдет, горожане, пребывая в художественно обработанной и функционально осмысленной среде, будут чувствовать себя совершенно по-новому.
***
 
zooming

Илья Мукосей, Mukosey office

В 2010 году, когда я начинал заниматься этой темой, приходилось проектировать лавки, беседки, кадки, даже урны. А потом искать производителей, которые могли бы изготовить все это качественно и недорого небольшим тиражом. Получалось либо дорого, либо плохо. Ситуация стала меняться 3-4 года назад, когда на рынке появились качественные отечественные МАФ серийного производства. И с каждым годом выбор все больше.

Другая тенденция появление отечественных элементов для детских площадок, не уступающих по качеству зарубежным, которые приходилось использовать раньше. В этом смысле мы постепенно догоняем Европу, но пока не догнали.
***


zooming

Кирилл Губернаторов, Megabudka

Неожиданность, сценарность, функциональность, тонкая идея, нейтральный цвет и натуральность – эти тенденции проявляются в малых архитектурных формах по всему миру.

В последнее время в России все научились выбирать готовые МАФ – скамейки, урны и другие городские объекты, разрабатывать заказные индивидуальные объекты. Научились делать не вычурно и дорого, а по-модному. Но по-модному часто получается однообразно: теперь все опоры под освещение Г-образные, лавки волнистые, прямые или ломаные, беседки П-образные. Везде преобладает дерево в натуральном цвете, холмы, зеленые острова и плитка. В каждом городе стоит надпись «Я ЛЮБЛЮ...» для фотографирования, а все парки и площади заполонили качели. Все научились делать «как в Парке Горького», но никто не думает об идентичности места, не выдумывает свой стиль, никто не ищет и не задает новые примеры контекстуальной среды.
Конкурсные проект остановки общественного транспорта для Выксы
© Megabudka

Программы «Мой район» и «Моя улица» – хорошие, очень масштабные и нужные городу. Но при таком масштабе работ сложно индивидуализировать проекты и придумывать новые формы, отсюда возникают вопросы к тонкости исполнения идей.

Поэтому мы видим со стороны качественные, но часто нерешительные идеи: лучше соорудить опять детскую площадку или воркаут на пёстром разноцветном покрытии, но не выбрать интересный моно цвет или, наоборот, пойти в крайность, и бросить вызов заметным и стильным решением.

При этом тенденция на использование натуральных, даже природных материалов, – огромный плюс и исправляет ситуацию. Но страх от ответственности за яркие амбициозные средовые решения и флегматичность в идеях, и даже отсутствие опыта и знаний, рождают тот факт, что в 2019 в России все еще ставят урны у скамейки.
***


zooming

Никита Асадов, АБ ASADOV

На мой взгляд, та «революция благоустройства» которая за последние десять лет случилась в России – в принципе заслуживает внимания и интереса как исторический перелом в российской архитектуре новейшего времени и переход восприятия от города как «суммы зданий» к городу-дому, в котором можно почувствовать себя в безопасности, расслабиться и приятно проводить время.

Примечательно, что работа в этой сфере не ограничена столицей и миллионниками, но ведется по всей стране. Буквально на наших глазах сегодня формируется как пул регионов-лидеров, так множество молодых прогрессивных команд, реализующих проекты общественных пространств с абсолютно международным уровнем качества идей и реализаций. Причем такие команды формируются не только в проектных бюро, но и в региональных и муниципальных администрациях. А те первые шаги в профессии и реализации, которые студенты и молодые архитекторы в нулевых могли позволить себе только в рамках профессиональных творческих фестивалей и воркшопов, сегодня теми же 20-30-летними архитекторами реализуются в ключевых общественных пространствах российских городов.

Также я бы отметил тенденцию некоторого роста «средневзвешенного» качества российской архитектуры, причем уже на протяжении последних двадцати-тридцати лет. В этот тренд встраивается и повышение внимания и профессионализма работы с малыми архитектурными формами, причем не только качества реализации, но и глубины и некоторого изящества творческого осмысления проектных решений.

Даже тот факт, что программа «Моя улица» вслед за гран-при «Зарядья» в Каннах получила престижную Urban Land Institute Global Awards for Excellence, – определенный показатель сокращения дистанции в уровне качества и соответствия актуальной мировой повестке.

Я бы сказал, что в некоторых объектах сегодня мы уже достигли качества архитектуры советского модернизма, но планка дореволюционного качества для нас пока еще слишком высока.
***

 
zooming

Юлия Бурдова, Buromoscow
 
В последние годы в оформлении городских пространств все более четко прослеживаются экологические тенденции. Это проявляется как в использовании натуральных материалов – дерева, камня, песка, щепы, так и в применении приемов создания естественного ландшафтного при планировании городской среды. Еще одна тенденция в развитии малых архитектурных форм во всем мире – это интерактивность. Такие объекты не только выполняют свои функции, но и вызывают у людей эмоции, приятные переживания.
Реконструкция Триумфальной площади © BUROMOSCOW, Ландшафтная компания ARTEZA
Детский сад на Варшавском шоссе © BuroMoscow

За последнее время в России дизайн МАФов стал более актуальным. С одной стороны, благодаря этому облик города изменился в лучшую сторону. С другой, очень много повторяющихся объектов, которые не подчеркивают характер места. Это отличает российский подход к оформлению города от западного: процент визуально уникальных форм в европейских городах больше. Типовые объекты там тоже есть, но они деликатно вставлены в город и мы их не замечаем.

Глобально, конечно, мы видим позитивную тенденцию. Приятно, что качество городской среды меняется не только в Москве, но и в Московской области и других городах. Люди стали с удовольствием проводить время в городе. Хотелось бы, чтобы было больше архитекторов, которые занимаются городской средой. В масштабах нашей страны их все еще очень мало.
***

Первая Международная выставка-презентация «Город: Детали» пройдет с 3 по 5 октября в 75 павильоне на ВДНХ. Мероприятие соберет на одном пространстве ведущих мировых производителей элементов городского комфорта: уличной мебели, освещения, детских и спортивных развивающих площадок, автобусных остановок, систем безопасности и озеленения.

Частью выставки станет конкурс «Малые архитектурные формы «Город: Детали». В рамках конкурса, молодые дизайнеры и архитекторы смогут представить перед жюри свои проекты детских площадок, уличной мебели и арт-объектов.

Во время выставки москвичи смогут проголосовать за полюбившиеся архитектурные решения для городской среды. Итоги голосования будут учтены в будущих проектах по благоустройству города.
 

19 Сентября 2019

Беседовала:

Дарья Кузнецова
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.