Слишком много государства. Что же на самом деле сказал Патрик Шумахер?

Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
0
zooming
Патрик Шумахер
© Zaha Hadid Architects
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com


 

Ну что? не видишь ты, что он с ума сошел?
Скажи сурьезно:
Безумный! что он тут за чепуху молол!

В конце ноября 2016 на Всемирном фестивале архитектуры (WAF) в Берлине выступил руководитель Zaha Hadid Architects Патрик Шумахер; за этот доклад на него обрушился поток проклятий: в СМИ и соцсетях его называли «архитектурным Дональдом Трампом», «фашистом», мечтающим выселить из центра всех «низкоэффективных» людей, лондонский офис ZHA выдержал серию пикетов, было опубликовано открытое письмо от имени бюро, где оно отмежевывалось от взглядов Шумахера (впрочем, по информации журнала The Architects’ Journal, письмо было всего лишь инициативой пиарщика ZHA, пытавшегося прекратить «медиа-бурю»). Но о чем же на самом деле было это скандальное выступление? Патрик Шумахер, сначала слегка затронув проекты жилых комплексов своей фирмы (Spittelau Viaducts в Вене, CityLife в Милане, d’Leedon в Сингапуре, Casa Atlântica в Майами), перешел к главному – «Жилью для всех» – своему видению жилищной политики, причинам кризиса доступности жилья и обеспеченности им и пути выхода из него. Резюмируя – в отрасли слишком сильно присутствие государства.

Мы живем во времена стремительной урбанизации, но сегодняшние процессы значительно отличаются от прошлого века: индустриальная эпоха с производствами на окраинах, расползающимися агломерациями, ручным и механическим трудом сменяется обществом интеллектуального труда с мощностями, концентрирующимися на междисциплинарных площадках, синтезирующих научно-исследовательскую область, маркетинг, финансовый сектор, креативные индустрии. В категориях пространства – это смена равноудаленности (свободного генплана, рабочих поселков, «города-сада») плотностью: в сетевом обществе людям необходимо быть в тесном контакте друг с другом и оставаться на связи в режиме 24/7. Для повышения собственной эффективности каждый чувствует необходимость жить ближе к месту работы и эпицентру событий, что, в общем случае, соответствует городскому центру. Однако уплотнять город, снижая заоблачные цены на жилье в центре, невозможно при существующей государственной интервенционистской политике в жилищной сфере.

Формально все жилое строительство – в руках частного бизнеса, но фактически предприниматели не могут самостоятельно принимать самые важные решения и нести за них ответственность. Девелопер не определяет, что строить на конкретной площадке (жилье, бар, офис, кинотеатр), в каком объеме (минимальные и максимальные площади квартир предопределены), как оборудовать (количество спален и балконов определено заранее), и даже, по словам Шумахера, степень проницаемости двора – и та прописана администрацией каждого лондонского округа-боро. При этом объемный и очень жесткий кодекс составлен довольно расплывчато: вместо того, чтобы изучать потребности рынка, генерировать и реализовывать идеи, беря на себя риски, предприниматели ищут пробелы в законодательстве, садясь за игральный стол с государством. Весь творческий процесс замещается большой торговлей с чиновниками в попытках выбить себе побольше преференций.

На месте огромного «муниципального гетто» в округе Саутуарк был возведен жилой комплекс Elephant Park: плотность увеличилась вдвое, хотя девелопер и проектировщики предлагали повысить ее в три и даже в четыре раза без ущерба искомому качеству среды и планировок. Но администрацией Саутуарка было предусмотрено лишь двукратное уплотнение.

В результате, сегодняшний центр Лондона – это нехватка 100 000 единиц жилья в год и очень большие квартиры, каждую из которых арендует несколько домохозяйств. Их столько, сколько в квартире спален; проще говоря, основная часть жилья в центре города – это флэтшеринг.
zooming
Квартира от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com
zooming
Многоквартирный дом от Pocket Living. Изображение с сайта Pocketliving.com

При этом люди готовы как арендовать, так и покупать жилье площадью меньше установленной законодательством. Например, в рамках проекта Pocket Living, создающего «доступное жилье» из 47-метровых ячеек с одной спальней, уже возведено семь зданий с вместимостью от 20 до 50 квартир: судя по сайту, на сегодняшний день только в двух комплексах остались свободные апартаменты. Сейчас компания прорабатывает идею «карманных» Pocket-квартир с двумя спальнями: альбом идей разработали 19 архитектурных бюро, в числе которых Atelier One, C.F. Møller, NORD.
zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture

Уменьшить жилую площадь на 3 м2 относительно минимальной нормы получилось за счет некой проделанной владельцем компании институализированной хитрости: кажется, это было жонглирование терминами (квартира – студия), но важен не сам способ, а то, что семь зданий – это не благодаря, а вопреки. Как сказал классик, «кажется смешным, но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно».

zooming
Жилой комплекс The Collective Stratford © PLP Architecture



Популярно и жилье с 15-метровым приватным пространством, включающим в себя доступ к множеству площадок совместного пользования, от гостиных и столовых до рабочих зон и тренажерных залов: стартап TheCollective сдает в аренду квартиры в шести реализованных зданиях и готовится к строительству 112-метрового жилого небоскреба в Стратфорде.

Оба этих застройщика нашли свою нишу на рынке, выяснили, чего именно не хватает определенной категории людей и предоставили новые (и разные) типы жилья. Оба этих застройщика находятся в своеобразной – «полу-слепой», «подслеповатой» – зоне законодательства. Более того, TheCollective даже слегка переступает черту: в Великобритании в одной жилой единице не имеют права проживать более семи человек, не состоящих в родстве, а резиденты проекта делят все пространства (за исключением личных 15 метров) с десятками других людей, определенно не являющихся родственниками.

Госучреждение-регулятор в силу своей неповоротливости не может отвечать потребностям современного общества, идея эффективного управления городом в режиме «сверху – внизу» окончательно и безнадежно обанкротилась. «Жилье для всех», а не для «приятного» и «хорошего» среднего класса может быть обеспечено лишь в условиях свободного саморегулирующегося рынка.

Отправной точкой в развитии города должна стать свобода предпринимателя, а не правила землепользования или жилищные кодексы. Вторым слоем на эти решения должны накладываться определенные ограничения, например, требования по сохранению исторического наследия, защиты окружающей среды, естественной освещенности.

В завершении своего «урбанистический манифеста» Шумахер поднимает полемические вопросы о приватизации общественных пространств, парков и скверов: «Как часто вы на самом деле бываете в Гайд-парке? Мы должно знать, во сколько он нам обходится». Именно эта попытка рассуждений в точках экстремума спровоцировала поток слабо аргументированной критики в СМИ и оскорблений в социальных сетях. Элементарный способ закончить любой спор: просто назовите собеседника «фашистом». Но этот рецепт не работает, если стоит задача разобраться в проблеме. «Чтобы дать правде шанс, мы должны установить такие правила игры, в рамках которых мы рассматриваем друг друга в качестве честных и бескорыстных искателей истины, и этот статус-кво должен поддерживаться даже в случае, если оппоненты отвергают кажущиеся нам незыблемыми прописные истины. Конечно, это требует стальных нервов и подавления подкатывающего временами гнева».

Впервые «звездный» архитектор представляет публично свой взгляд на общественное устройство, делится своими этическими принципами и призывает к глубокой, взвешенной дискуссии.

«Что еще вы могли бы добавить к своему манифесту?» – последний вопрос на WAF к Шумахеру из зала. «Я бы хотел все это обобщить. Я говорил только о строительстве. Но эти тезисы я хотел бы распространить на все сферы жизни общества».

Аудиозапись выступления Патрика Шумахера на Всемирном фестивале архитектуры можно послушать здесь.
 

01 Февраля 2017

Автор текста:

Екатерина Ровнова
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
WAF. Гордость и предубеждение
WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Сейчас на главной
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.