WAF. Гордость и предубеждение

WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
0 Концепция Всемирного архитектурного фестиваля, сокращенно WAF – главная удача его организаторов фестиваля. В 2008 состоялся первый фестиваль, который довольно радикально отличался от традиционных архитектурных мероприятий откровенной коммерциализированностью, органично дополнявшей его претензии на глобальность и общедоступность. Каждый архитектор мог подать свой проект или постройку на конкурс за деньги, и также за деньги должен был приехать и защитить его перед жюри в случае, если проект отбирали в шорт-лист. Победители разных номинаций в финале соревновались между собой за статус лучшего здания и лучшего проекта мира. Расчет организаторов на присущую всем архитекторам здоровую амбициозность и стремление к признанию среди своих же коллег был точен. С первых же фестивалей количество участников только росло, чему немало способствовала смена мест проведения фестиваля.

Для россиян WAF открыл дверь в общемировое архитектурное пространство. Эта премия – одна из немногих, чей формат не предполагал никаких ограничений или фильтров на входе. Формат платных смотров-конкурсов был хорошо знаком нашим архитекторам, а цена «входного билета» по тем временам ещё не могла быть камнем преткновения на пути к сияющим вершинам мирового признания, на которое, что греха таить, рассчитывали практически все российские соискатели, среди которых были многие лучшие архитекторы страны. Успех на внутреннем рынке давал право ожидать не менее ощутимых результатов и на международной арене. Но за семь лет ни один из 20 российских проектов, вышедших в шорт-лист, не стал победителем своей номинации. Это не могло не сказаться на энтузиазме со стороны наших соотечественников. Возникло устойчивое представление, что на международной арене в отношении российской архитектуры действуют все те же негласные «санкции», что и в экономической и политической сферах. Ситуацию в корне изменил прошлогодний фестиваль, закончившийся небывалым триумфом нашей архитектурной школы – победа «Студии 44» сразу в двух номинациях вернула интригу в конкурсную процедуру и надула паруса амбиций российских архитекторов. «Мифический заговор» оказался не столь всеобъемлющ и вновь появилась надежда прорваться на международный Олимп, следуя примеру питерских коллег. В 2016 году в шорт-лист вышли рекордные 12 российских проектов, точнее 11, так как бюро Blank architects представило частный загородный дом под польским флагом.

Подобная уверенность в конкурентоспособности российской архитектуры и стремление завоевать признание на международной арене на фоне всё более явного архитектурного кризиса в стране не может не удивлять. Почему это так важно для российских архитекторов? Почему это важно сейчас, в контексте ухудшения качества архитектуры в массовом строительстве? Как можно соревноваться в виртуозности объемно-пространственных, конструктивных и инженерных решений, когда приходится проектировать с учётом, мягко говоря, ограниченных возможностей строительной промышленности и катастрофического уровня профессионализма строителей, собранных по городам и весям. Как можно соревноваться в оригинальности и неангажированности проектных решений, если так и не отлажен и не функционирует в рабочем режиме институт архитектурных и творческих конкурсов? Откуда возьмутся новые имена и свежие идеи, если кризис архитектурного образования констатирован на официальном уровне? Как можно соревноваться в социальной значимости проектов, если в стране в принципе отсутствует заказчик, разделяющий понимание значимости социальных аспектов в любом, даже коммерческом проекте?
Всемирный архитектурный фестиваль WAF 2016 проходил в Берлине, в пространстве Arena Berlin © WAF 2016
Зона регистрации участников и гостей Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Центральная часть огромного зала Arena Berlin занимали разнообразные стенды коммерческих партнеров и спонсоров фестиваля © WAF 2016
Помимо презентаций лучших мировых проектов и построек WAF предоставляет возможность наладить связи и пообщаться с коллегами со всего света © WAF 2016
Несколько лаунж-зон созданы специально для комфортного отдыха участников презентаций и гостей фестиваля © WAF 2016
На периферии выставочного пространства, вдоль стены большого лекционного зала располагались стенды с проектами, отобранными в шорт-лист конкурса © WAF 2016
Простые деревянные конструкции и листы плотной бумаги, подвешенные к рамам, – так выглядит экспозиция лучших проектов и построек мира на Всемирном архитектурном фестивале © WAF 2016
Один вертикальный лист – один проект. Верстку двух планшетов, объединенных на одном листе, готовили сами конкурсанты. Интересно сравнивать предпочтения в полиграфическом дизайне у архитекторов разных стан © WAF 2016

Все эти и многие другие вопросы возникают в сознании, когда просматриваешь подборку проектов шорт-листа WAF. Российские постройки и проекты выделяются среди них, но не потому что сами по себе хуже, с этим как раз нет проблем, и всё, что мы оказываем на фестивале – это очень хорошая архитектура, абсолютно не уступающая зарубежным проектам. Но в ней чувствуется оторванность от общего архитектурного уровня в стране. Западные проекты воспринимаются как лучшие среди равных, как одни из множества созданных по сходным принципам и в сходных условиях, когда есть возможность оценить саму оригинальность авторского замысла, а не титанические усилия, потребовавшиеся для его сохранения. Российские проекты на WAF – как пики на кардиограмме – уникальные, единичные примеры, категорически выделяющиеся из общей массы архитектуры и проектной практики совсем иного качественного уровня. Исключительность удачной архитектуры, возможность создать её не благодаря действующей в стране системе, а вопреки ей – вот это отличает российские проекты и, как ни парадоксально, делает их более уязвимыми для критики. Не удивительно, что во время нескольких презентаций в этом году российские финалисты прямо говорили членам жюри о сложностях в ведении работы, поясняя какие-то нестыковки или накладки в проекте противостоянием: в каких-то случаях заказчику, в каких-то – срокам, отпущенным на разработку.

Это противоречие между амбициями архитекторов и реальностью нашего рынка достаточно серьёзно сказывается на стилистике подачи и защиты проектов, что для WAF является одним из важнейших элементов конкурсной процедуры. И каждый российский участник WAF должен быть готов к этому испытанию, причем не на 100%, а на все 200%, включая как сам 10-минутный доклад, так и визуальное сопровождение.
Публичные защиты авторов проектов, вышедших в шорт-лист, в этом году проходили в больших надувных павильонах © WAF 2016
Легкие конструкции давали небольшую защиту от шума окружающей выставки и ощущение приватности посреди многочисленной аудитории фестиваля © WAF 2016
Количество зрителей на презентациях зависело от популярности и известности архитектурного бюро, представляющего свой проект или постройку, и варьировалось от нескольких гостей до сотни человек © WAF 2016
Формально, презентация демонстрировалась и адресовалась исключительно жюри, состоявшему из 3-4 человек. Зрители не могли ни участвовать в обсуждении, ни задавать вопросы по проекту © WAF 2016
Из российских участников, одними из самых интересных и уверенных были презентации «Студии 44». Это бюро участвует в WAF уже пятом фестивале и прекрасно знает, как подавать проекты, чтобы произвести наилучшее впечатление. Фотография © Елена Петухова

Защита на английском языке один из главных камней преткновения конкурса, и нужно сразу сказать, что не только для россиян. Всемирный статус фестиваля означает, что почти половина участников приезжает из стран, где английский язык не является широко распространенным. И достаточно посмотреть презентации хотя бы одной номинации, чтобы понять: с блеском показать и рассказать о своем проекте могут лишь считанные участники. Кого-то подводит знание языка, кто-то не рассчитывает продолжительность презентации, кто-то из-за стресса не может ответить на вопросы жюри.
В зоне отдыха , организованной компанией Grohe можно было встретить кого угодно © WAF 2016
Например, сэра Питера Кука с удовольствием болтающего с молодежью © WAF 2016
Параллельно с защитами проектов в большом зале шла лекционная программа фестиваля. В большинстве случаев зал заполнялся до отказа © WAF 2016

Российские участники в большинстве своём отлично подготовились и выступали на уровне. Особенно хочется отметить UNK project, SPEECH и Wowhaus, чьи презентации прошли с блеском. Все три проекта вызвали немало вопросов жюри. Некоторые из которых были весьма каверзными. Например, у архитекторов бюро Wowhaus Алены Зайцевой и Анастасии Измаковой, представлявших Городскую ферму на ВДНХ, спросили, почему они считают, что этот проект нужно показывать в номинации ландшафт. Ольгу Полеткину, возглавлявшую работу над конкурсной концепцией, и Юлия Борисова, вместе презентовавших павильон Росатома, попросили пояснить, почему два задних фасада никак не решены.

Лучше всего были готовы и презентовали себя те, кто приехал на WAF не в первый раз и досконально знал о всех подводных камня. В этом плане, подача и презентация проектов «Студии 44» были на уровне топовых мировых бюро. Никита Явейн выстроил очень грамотную тактику, делегировав право представлять проекты ведущим архитекторам, молодым ребятам с отличным английским языком и готовых ответить на любой вопрос. Не менее успешна была тактика совместной защиты, когда основную презентацию рассказывал кто-то из англоговорящих сотрудников бюро, а руководитель подключался на этапе вопросов, давая более детальную или специализированную информацию. Пожалуй, менее эффективными приходится признать презентации, который делались самими руководителями, не владеющими языком в достаточной степени. Это отражалось на динамике подачи и детализации рассказа о проекте. А в сочетании с визуальным рядом, подходящим больше для наших традиционных градсоветов, такой подход не давал возможности произвести нужное впечатление на жюри.
Самые важные лекции и круглые столы модерировал куратор WAF, автор концепции и бессменный руководитель проекта Пол Финч © WAF 2016
Одним из самых ярких и интересных дискуссий на WAF 2016 стала беседа сэра Питера Кука и Волфа Прикса об изменениях в обществе и архитектуре «What’s changed. How we live now, how will we live tomorrow?» © WAF 2016
Не менее популярной оказалась лекция архитектора Патрика Шумахера, руководителя бюро Zaha Hadid architects о современной жилой архитектуре и то том, каковы реальные потребности человека в жилье сейчас © WAF 2016
Аудитория лекционной программы Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
В финале конкурса победители номинаций в разделе «Реализованные проекты» вновь представляли их, но на этот раз жюри, возглавляемому Дэвидом Чипперфильдом © WAF 2016
В числе прочих победителей номинаций, свою работу показали в финале и авторы Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) © WAF 2016
Финальные презентации сопровождались активным обсуждением членами жюри. У жюри, по каждому проекту, были вопросы и комментарии © WAF 2016

А что касается качества визуальных материалов, то достаточно сказать, что и в этом аспекте «звёздные» архитекторы, получившие этот статус отнюдь не за скромность и стремление оставаться в тени, продемонстрировали на WAF-2016 высоты, достойные того, чтобы их взяли на вооружение и наши финалисты. На некоторые «звёздные» презентации, словно на концерты рок-звезд, набивалось столько народу, что было страшно за надувные павильоны. И причиной этому была не только классная архитектура и известные имена спикеров. Коллеги с удовольствием шли посмотреть на полноценное архитектурное шоу. Ассоциации с шоу-бизнесом здесь более чем уместны, так как многие презентации были прекрасно срежиссированы и включали как спецэффекты – например, презентация бюро BIG жилого комплекса «57 West» в Нью-Йорке наполовину состояла из великолепного мини-фильма о строительстве здания со сложной съёмкой с дронов, так и вставные номера, эталоном которых стало показательное выступление Вольфа Прикса из Coop Himmelb(l)au. Маэстро прямо во время презентации фантастического Музея современного искусства в Шэньчжэне обнаружил, что загружен старый файл и отказался продолжать рассказ, пока не загрузили новую версию с дополнительными фотографиями.

Жюри относится ко всем нестыковкам и накладкам достаточно лояльно и единственный вред, который может причинить плохая презентация или неубедительный рассказ – то, что архитектор не сможет донести до судей каких-то нюансов, которые могли бы быть решающими. Угадать, что выстрелит в этом году и под каким «знаменем» пройдет Всемирный фестиваль – вот задача, которую каждый финалист должен был решить ещё дома и включить в свою презентацию несколько пусть спекулятивных, но от того не менее выигрышных «маячков». В идеале необходимо доказать, что здание качественно меняет положение дел в населённом пункте или сообществе. Очень уместны акценты на развитие культуры и борьба с социальным неравенством. Годятся темы возрождения культурных традиций и возврат к историческим корням. Про экологию и устойчивое строительства особо предупреждать никого не нужно, без них сейчас никуда.
По итогам финальных презентаций на торжественной церемонии в пятницу 18 ноября были объявлены обладали главных наград фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Среди пяти наград, вручаемых на фестивале WAF (Лучший будущий проект, Лучшая постройка, Лучший интерьер, Лучший ландшафт и Лучший малых объект), самым главным является приз «Лучшее здание мира» © WAF 2016
Приз «лучшее здание мира» достался авторскому коллективу Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) – бюро KWK Promes под руководством Роберт Конечный © WAF 2016

Если попытаться проанализировать проекты, победившие в каждой из номинаций можно с известной долей точности вычислить, какие факторы оказались решающими и в соответствии с какими аспектам, продиктованным конъюнктурой архитектурной моды или каким-то новым трендом в глобальном информационном пространстве, жюри принимало свое решение. Такого рода игра в «угадайку» очень полезна всем, кто планирует участвовать в следующем WAF – и не просто участвовать, а побеждать.

Вот, например, как комментирует председатель жюри Гран-при конкурса Дэвид Чипперфильд выбор Центра диалога «Przełomy», филиала Национального музея в польском городе Щецине от бюро KWK Promes «Лучшим зданием года»:
«Этот проект обогащает город и жизнь города. Он соединяет воедино три ключевых для города периода истории: до Второй мировой войны, во время войны, разрушения и послевоенного развития, который значительно деформировал застройку центра города. Авторы используют рельеф как часть концепции музея, визуализируя таким образом уход в глубь истории, чтобы исследовать память и археологию города, в то время как над землей остается видимой небольшая часть здания с пилообразной крышей, образ которой может быть интерпретирован в широком диапазоне. Архитектура музея раскрывает прошлое, но делает это в поэтическом, оптимистичном и креативном ключе».

Сергей Чобан, член жюри номинации «Культура» раздела «Реализации», так объясняет победу музея в Щецине: «Нужно сказать, в номинации »Культура" была огромная конкуренция. Но победу мы присудили польскому музею. Архитектура культурного объекта не всегда должна быть вызовом контексту. Особенно, если рядом уже есть яркое высказывание, как в данном случае. Вместе градостроительной какофонии, авторы музея создали интересное общественное пространство, которое сразу же стало очень популярно у жителей города. И смогли уложиться в достаточно скромный (в сравнении с другими номинантами) бюджет. В этой архитектуре заложен ясный манифест, который был поддержан и решением большого жюри, присудившего ему главный приз на фестивале WAF-2016".

Внешне предельно простой и маловыразительный проект признан лучшим зданием мира, благодаря заложенным в него – и донесенным до жюри! – смыслам. После объявления результатов некоторые члены российской делегации возмущались странностью этого решения. Хотя тут нельзя не отметить интересную параллель: в России на фестивале «Зодчество» признан лучшим проект музея, также частично заглубленного в землю, архитектурные решения которого продиктованы заложенными смыслами и глубокими ассоциативными рядами. Жаль, что комплекс «Куликово поле» не номинировался в этом году на WAF, было бы интересно посмотреть на состязание двух столь различных визуально, но близких в концептуальном плане объектов. Тем более жаль, что скорее всего в следующем году для жюри в номинации «Музеи» и всего WAF будут работать другие приоритеты.
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016

Нужно ли участвовать в WAF россиянам? Имеет ли это смысл играть в эту игру со странными правилами, не всегда понятными и просчитываемыми? Да, нужно и да, имеет. Именно об этом говорили все участники нашего опроса, опубликованного накануне старта фестиваля. Нужно подавать проекты, нужно готовить планшеты, нужно готовить презентации и готовиться самим, причем делать это с максимальной самокритичностью и пониманием, что никто там не знает и не обязан знать, насколько ты крут здесь в России. На WAF свою крутость нужно доказывать заново. Хотя лучше не доказывать, а постараться получить удовольствие и насладиться драйвом от участия в этом грандиозном и захватывающем марафоне, состоящем из сотен собранных со всего мира проектов. Больше драйва, больше удовольствия от самого процесса – и меньше амбициозных ожиданий.

На WAF собираются архитекторы со всего мира и царит удивительная атмосфера, которую правильнее всего охарактеризовать как цеховое единство. Там все делают одно дело и сталкиваются с одними и теми же, плюс-минус, проблемами. Удивительно, но там нет ощущения разделения на «звезд» и «не-звезд», которым страдает не в пример более показушная венецианская биеннале архитектуры, для которой богатство визуального ряда и провокационность высказываний зачастую превалирует над реальными профессиональными вопросами и проблемами. На WAF ты можешь защищаться в одном блоке с BIG и после объявления результатов обнаружить, что победу в твоей номинации отдели не им, и не Захе Хадид, а мало кому известному бюро из Польши. На WAF ты можешь пить кофе или есть салат, сидя за одним столиком с сэром Питером Куком или Дэвидом Чипперфильдом. И начинаешь по-другому осознавать, что такое архитектура, кто такие архитекторы, насколько сильно эта профессия определяет сознание и мировосприятие, что, по большому счету, не она имеет разделения по географическому или национальному признаку.

Ремарка: Может показаться, что у WAF нет недостатков и это практически идеальный архитектурный фестиваль. Что, к сожалению, не так. Есть одна вещь, которой катастрофически не хватает на Всемирном архитектурном фестивале, это – архитектура. Есть архитекторы, есть презентации и рассказы о проектах, есть общение, есть дискуссии, есть новые технологии и исследования на стендах спонсоров и партнеров. Но находясь внутри фестивального процесса ты не сразу, но понимаешь, что здесь отсутствует главное – то, ради чего был задуман фестиваль как финал общемирового архитектурного и интерьерного конкурса, то, ради чего его дирекция работала целый год, собирая беспрецедентную коллекцию лучших проектов и построек мира. Как именно презентуется эта коллекция? А никак! Все, что предоставляется гостям фестиваля – весьма демократичная, скажем из соображений политкорректности именно так, экспозиция, которая состоит из распечатанных на листах бумаги планшетов, подвешенных на «крокодильчиках» к простым деревянным рамам, расставленным вдоль внешнего периметра главного лекционного зала.

А так хочется увидеть всю эту архитектуру, собранную с разных концов света, созданную разными архитекторами, известными и не очень, с гигантскими бюджетами и на мизерные средства, сконцентрированную в одном месте в одном огромном зале. Хочется быть окруженным ею, видеть всё её разнообразие, впитывать визуальное богатство, чтобы потом возвращаться в презентационные залы и слушать авторов, меняя способ восприятия с визуального на вербальный. Хочется, надеяться, что этот недостаток WAF рано или поздно преодолеет, взяв на вооружение толику экспозиционного перфекционизма венецианской биеннале архитектуры.

Трудно удержаться от сравнения этих крупнейших мировых событий, фиксирующих основные тренды современной архитектуры. Они такие разные и в этом различии кроется парадоксальность профессиональных архитектурных мероприятий. Архитектура – штука одновременно и весьма прагматичная, клиентоориентированная, не зря некоторые называют её «второй древнейшей» профессией – но с другой стороны в ней есть шарм и шик, который архитекторы с удовольствием подчеркивают. Но если в Венеции удается создать образ высокохудожественного мероприятия, актуального и концептуального на острие современности, то на WAF всё крутится вокруг коммерческой и цеховой составляющей профессии.
 

05 Декабря 2016

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Слишком много государства. Что же на самом деле сказал...
Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Сейчас на главной
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.