Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly программу, которая сделает жизнь архитекторов легче»

Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями

27 Июля 2021
mainImg
0 Тиана Плотникова начинала свою карьеру в Foster+Partners, затем работала в лондонском и гонконгском офисах компании HASSELL, а также в wHY в Лос-Анджелесе.

Сейчас Тиана развивает собственный стартап Uflo – «умную» платформу электронного анализа данных, задача которой – облегчить работу архитекторов и урбанистов с параметрами техзадания.
Тиана Плотникова

Расскажите о вашем карьерном пути.

Еще во время учебы в Central Saint Martins Лондонского университета я начала работать по специальности в компании Foster + Partners. После получения диплома меня пригласили в лондонский филиал австралийской компании HASSELL. Там я работала с частными жилыми проектами, офисными зданиями и отелями. Работа с небольшими проектами помогла мне глубже понять и прочувствовать подходы к архитектурному проектированию: композицию, освещение, материалы.

Рост масштаба задач происходил постепенно. Кульминацией моей работы в Великобритании стал крупный конкурсный проект градостроительной направленности, Shinagawa Railways в Токио: по заданию Восточных железных дорог Японии требовалось урбанистически переосмыслить этот район, расположенный к западу от Токийского залива, вернув ему статус главных «ворот» японской столицы. В числе прочего требовалось предусмотреть интеграцию в мастер-план семи высотных зданий вдоль железнодорожных путей.

Это был самый масштабный конкурсный проект регенерации города – 1 250 000 квадратных метров. Мы заняли второе место.
Tokyo Railyards Redevelopment
Изображение © HASSELL
Tokyo Railyards Redevelopment
Изображение © HASSELL
zooming
Tokyo Railyards Redevelopment
Изображение © HASSELL

Shinagawa Railyards включал в себя разработку транспортных систем, архитектуры, а также программной активации пространства – небольших поп-апов и инсталляций на его территории. Этот проект позволил мне хорошо «прокачать» навыки работы архитектора. Он стал моим последним проектом в Лондоне, и именно он подготовил меня к следующему профессиональному этапу в Азии.

В своих публикациях вы утверждаете, что Китай – это идеальное место для профессионального старта архитектора. Как вы переехали в Китай, и над чем там работали?

Да, так и есть. В Китае нет ограничений. Там приветствуется свобода и креативные идеи. Свой первый градостроительный проект я вела именно в Гонконге, когда переехала туда по приглашению компании HASSELL. Это был мастер-план кампуса крупной компании, одного из технологических гигантов Китая. После переезда в Гонконг я в основном занималась конкурсными проектами для Китая, и одним из проектов, с которым мы выиграли, стал мастер-план района в Шэньчжэне – Mawan Mile. 
  • zooming
    1 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL
  • zooming
    2 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL
  • zooming
    3 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL

Mawan Mile – крупный многофункциональный район, в котором жилье и офисы соседствуют с концертными и выставочными залами, ресторанами, библиотеками и другими общественными сооружениями. Все это организовано вдоль бульвара, над которым на опорах проложен навесной пешеходный променад длиной 1,6 км, связывающий все здания воедино. Сейчас проект находится в стадии реализации.

Скорость и культура работы в Азии существенно отличается от Европы. Удивительно, но сама того не замечая, за свой первый год в Гонконге я сделала 5 проектов, начиная от больших градостроительных проектов, заканчивая небоскребами и разработками транспортных путей. Типичный китайский режим работы – 9-9-6, с девяти утра до девяти вечера, 6 дней в неделю. 
  • zooming
    1 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL
  • zooming
    2 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL
  • zooming
    3 / 3
    Qianhai Mawan Mile masterplan, Shenzhen, China
    Изображение © HASSELL

Собственно, в процессе работы над крупными азиатскими проектами мне и пришла идея Uflo. 

К примеру, когда у меня в работе одновременно было много конкурсных проектов, то нам с командой необходимо было быстро и эффективно конвертировать числовые данные из Excel в пространство. Требования по пространственным данным чаще всего предоставлял клиент – правительство Китая. А нашей задачей было из этих числовых данных создать градостроительный проект. 

Мы, архитекторы, мыслим картинками, – если есть возможность представить числовые  данные визуально, это очень облегчает работу.

Но когда поступает документ Excel в 100 страниц, зачастую не знаешь, за что браться и с чего начинать. Какое отношение пространств между собой, что должно прилегать/граничить, а что, наоборот, не должно пересекаться.

Нам хотелось быстро конвертировать числовые данные в пространственное изображение, чтобы визуально оценить, что и сколько занимает пространства. Иногда мы использовали plug-in Rhino – Grasshopper, но это было долго. И там не было функции «коллаборация с командой», что было очень важным аспектом для нас. 

После пяти сложных конкурсных проектов я понимала, что мы работаем не совсем эффективно, что можно улучшить нашу продуктивность, но для этого нет необходимых программ и инструментов. Также в процессе интенсивной работы и типичного «китайского режима» сложилось понимание, что именно нам нужно для выполнения проектных задач. Так и родился проект Uflo. Над его первой версией со мной работал инженер из Германии – Джулиан Лук, который помог воплотить начальный замысел в жизнь. В планах – найти  со-основателя СТО с техническим бэкграундом и нанять команду инженеров для дальнейшего развития.

Мы создали программу, которая позволяет импортировать Excel-файл и автоматически генерирует геометрию, основываясь на данных файла. Программа учитывает все числовые данные, а также расположение и смежность пространств. А элемент AI, искусственного интеллекта, позволяет генерировать различные комбинации, что очень экономит время и делает работу продуктивней. Ведь сейчас, когда клиент присылает обновленный файл с числовыми данными, мы просто загружаем его в программу и сразу визуально понимаем, с чем работаем.

Расскажите чуть подробнее, как работает программа, в каком формате выдает результат, куда его затем можно интегрировать? Или она дает именно картинку объемов для визуального осмысления и дальнейшей работы? 

На данный момент программа выдает результат в самом интерфейсе. Вы загружаете Excel-файл с исходными данными, программа их обрабатывает и выдает пространственные комбинации, которые вы можете прямо в программе изменить и переставить местами. Программа позволяет архитекторам мыслить визуально, оперируя реальными данными. Alpha версию программы можно протестировать уже сегодня здесь: www.uflo.cloud.
Слева: как данные обрабатываются традиционным путем, справа: интерфейс программы Uflo
© Uflo

Сейчас команда активно работает над Бета версией, которая позволит экспортировать визуальную составляющую и интегрировать ее сразу в SketchUp, AutoCAD и Rhino.

Какие у вас планы?

На данный момент моя команда занимается более продвинутой разработкой продукта, который мы планируем в дальнейшем продвигать на международном рынке архитектуры и градостроительства. Мы уже добавили возможность геолокации проекта, сейчас доделываем функцию 3D и возможность генерации пространств неправильной формы. Наша миссия – сделать user friendly продукт, простой и удобный в употреблении, способный сделать работу, и как следствие, жизнь архитекторов и планировщиков легче и лучше.

Вы получили патент? 

Да, я получила патент в Калифорнии.

Вы привлекали инвестиции, чтобы создать программу, или использовали собственные средства? 

Свой проект Uflo я спонсирую сама. Но считаю, что профессиональный долг больших архитектурных конгломератов – выделять средства на разработку и внедрение инноваций в индустрию.

Вы уже продаете программу или пока используете ее для собственной работы и только планируете продавать?

Друзья и коллеги уже используют Uflo в работе. Они наши главные product testers – тестируют нововведения, дают конструктивный фидбек о том, что можно улучшить, что добавить, а что убрать из интерфейса. Планируем выходить на рынок, как только закончим основные доработки, такие как интеграция «свободных форм» и 3D.

Вы продолжаете работать как архитектор или полностью заняты стартапом Uflo?

Я не собираюсь отказываться от карьеры архитектора и курирую наш стартап параллельно. Надеюсь, что программа будет служить подспорьем в творческой работе и мне, и коллегам. 

Вас не пугают информационные технологии, вы не видите в них угрозу или ограничение для собственно архитектурного творчества? 

Поработав в Великобритании, Китае и США, могу сказать, что работа и проекты везде разные, а проблемы одни и те же. У всех страдает эффективность, но это не по причине того, что мы недостаточно хороши, а по причине издержек индустрии. Архитектор одна из наиболее ресурсозатратных профессий – потому что одному архитектору или команде нужно прорабатывать большое количество данных на регулярной основе. Из-за бесконечного потока проектов и долгих часов работы, у нас часто не остается времени на какие-либо другие проекты по созданию дополнительных инструментов для проектирования. Я считаю, что необходимо заниматься рефлексией относительно самой работы и задавать себе вопросы: какие моменты проекта затянулись? Почему? Могу ли я как-то ускорить эти процессы в будущем, и как?   

На данный момент в архитектуре есть большое поле для внедрения инновационных технологий. В использовании дополнительных программ и искусственного интеллекта надо видеть разумную поддержку проектировщика, а не врага, который может «забрать» работу. Архитектура – слишком сложная профессия, чтобы ее полностью заменил искусственный интеллект.

27 Июля 2021

Похожие статьи
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.