English version

Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков

Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

15 Июля 2019
mainImg
0 Адрес сайта: igoryawein.ru
Все материалы, собранные на сайте, принадлежат личному архиву Игоря Явейна и впоследствии войдут в книгу Олега Явейна, в ходе подготовки которой и появился этот ресурс.
zooming
Игорь Георгиевич Явейн, 1903-1980
 
Итак, рассказываем об архитекторе. Игорь Явейн, ученик Александра Никольского, вошел в историю новаторскими методами проектирования транспортных сооружений. В конкурсе на здание Курского вокзала в Москве в 1932 году он впервые в истории советской архитектуры трактовал вокзал как узел стыковки различных видов транспорта – от метро до аэродрома на крыше. В проекте под девизом «Комплекс семи видов транспорта» вокзал предстает многоуровневым сооружением, чья архитектура и оформляет движение, и формируется под его воздействием. На этом конкурсе Явейн получил вторую, высшую, премию – первая не была присуждена. Этот проект намного опередил потребности 1930-40-х годов и показался некоторым совсем утопичным. Но в 1964 году Игорь Фомин признает проект Явейна программным для транспортной архитектуры, а сам Игорь Явейн в 1960-70-х возвращается ко многим своим идеям ранних лет.

Выбор профессии
Игорь Явейн не был потомственным архитектором, он родился в семье врача-эпидемиолога, профессора Императорского клинического института Великой княгини Елены Павловны, Георгия Юльевича Явейна и Поликсены Несторовны Шишкиной-Явейн, которая была активным общественным деятелем и председательницей Российской Лиги равноправия женщин. Олег Явейн, написавший для сайта подробную биографию отца, считает, что существовавший в семье культ служения Науке и прогрессу впоследствии нашел зримое воплощение в архитектуре, став нравственной основой творческого метода: «У этих людей вера во внутреннее совершенство Природы и безусловную ценность познающего Разума связывалась с идеей Прогресса и своеобразным культом естественного природного начала в человеке, а этот сложный симбиоз естественно переносился на жизнь и на искусство. Явейн нашел этот симбиоз в архитектуре авангарда или, точнее, он так понял для себя эту архитектуру».

Игорь Явейн не пошел по стопам отца-медика и поступил в ЛИГИ (Ленинградский институт гражданских инженеров), на первых курсах в мастерскую профессора Андрея Оля. На третьем курсе он встречает своего главного учителя – академика архитектуры Александра Никольского, яркого представителя авангарда и носителя остро индивидуального творческого метода. По словам Олега Явейна, именно Учителем с большой буквы отец всегда называл Никольского.
zooming
Музей сельского хозяйства. IV курс ЛИГИ. 1927 г. Музейный фонд ЛИГИ.
© О. Явейн и Н. Явейн
zooming
Трамвайная остановка. Руководитель – А.С. Никольский. Музейный фонд ЛИГИ. 1928.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Время тогда спрессовалось, года переживались как эпохи, а учебные работы иной раз становились знаковыми, программными», – пишет Олег Явейн про период учебы отца с 1923 по 1927 гг. Как-то уже под конец обучения Никольский ставит задачу молодому Явейну вписать трамвайную остановку в узкий треугольник путей со словами «А ну-ка, выкрутись!». И ученик делает великолепный эскиз, остро воплощающий динамический образ. Потом эта скрытая динамика и ритмическое движение станут отличительной чертой всех его транспортных сооружений. В проекте Музея сельского хозяйства (1927) проясняется его собственный творческий метод, который Александр Веснин впоследствии назовет «новой органической архитектурой». Оставаясь конструктивистом, Игорь Явейн предпочитает не дробить и не ломать объемы, выделяя функциональные блоки, а создавать их внутри единой и непрерывной, текучей формы.
Вокзал Ленинград – Центральный. Дипломный проект 1929 – 1930.
© О. Явейн и Н. Явейн

Конкурс на Курский вокзал в Москве / 1932
Этот конкурс стал важным рубежом творческой биографии Игоря Явейна: именно в конкурсном проекте Курского вокзала он впервые заявил «идею потоков», разработкой которой архитектор позднее занялся в своей диссертации и воплотил в последующих проектах. Еще в дипломной работе «Вокзал Ленинград-Центральный» Явейн начал прорабатывать идею транспортного сооружения как сложного узла пересадок, формообразование которого проистекает из просчитанных схем движения различных потоков. Как пишет Олег Явейн, Курский вокзал предстал в виде «многослойного моста над путями с крышей-палубой и раскинутыми по сторонам щупальцами пандусов, переходов, подъездов, эскалаторов, образа, предвосхитившего одно из направлений развития архитектуры транспортных сооружений».
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Центральный (Курский) вокзал в Москве. 2-я премия (высшая) на Всесоюзном конкурсе 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

«Это была не просто идея. Структура, функциональные схемы, внешний облик сооружения были проработаны отцом серьезно и фундаментально, – вспоминает Никита Явейн. – То, что было написано в изданной им книге 1938 года, более чем современно. Даже сегодня далеко не все понимают, что вокзал – это не дом, а оболочка для транспортных и пассажирских потоков, узел пересадок с одного вида транспорта на другой…».
Вокзал в Новосибирске. Всесоюзный конкурс. 1930 г. Вторая премия.
© О. Явейн и Н. Явейн

Проектирование вокзалов становится основной линией в творчестве Игоря Явейна. В 1930 под влиянием «левой» живописи появляется экспериментальный конкурсный проект вокзала в Новосибирске – очень современное на вид здание-гиперкуб, скрывающее разведенные по разным уровням потоки движения.

«Конструктивизм после конструктивизма»
Игорь Явейн позволял себе оставаться конструктивистом даже после наступления эпохи сталинской неоклассики. Программным проектом этого периода (1933-1941), который Олег Явейн назвал «конструктивизм после конструктивизма», стал жилой дом Свирьстроя в Ленинграде, один из последних «домов специалистов». Он получил этот заказ, выиграв конкурс в 1932 году, но к моменту строительства в 1938 г. господствовал уже неоклассический стиль. Тем не менее, дом остался по своей сути авангардным – ассиметричный план с мощной дугой фасада, «вынутые массы» на углах, заполненных балконными нишами, отсутствие «безработных» колонн и «чрезмерной монументальности форм», как говорил сам автор, явно указывали на его родство с 1920-30-ми годами.
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Жилой дом ИТР Свирьстроя в Ленинграде. Конкурсный проект. Первая премия 1932 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Эпоха неоклассики все же оставляет отпечаток и на творчестве убежденного конструктивиста. В 1945 году Явейн выигрывает конкурс на вокзал в городе Курске – представив его здание как триумфальную арку на въезде в город, тогда еще не восстановленный. Именно с победной символикой связано классическое симметричное построение, торжественный и мощный строй форм. На той же московско-курской железной дороге в годы послевоенного восстановления появляется целая серия типовых вокзалов на 50 и 100 человек, спроектированных Игорем Явейном.
Вокзал в городе Курске. 1945 – 1952 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Но уже в конкурсном проекте вокзала в Великом Новгороде, за который архитектор получает первую премию в том же году, что и за Курский вокзал, он вновь проявляет себя ярким наследником авангарда, на этот раз, как пишет Олег Явейн, сплавленного с «архаическими» формами самобытной новгородско-псковской архитектуры. Он использует архаику, объясняя это тем, что в послевоенном Новгороде в распоряжении архитектора, по сути, оставались те же материалы и строительные технологии, что и 600 лет назад. Но в этих формах завуалировано намеренно асимметричное, авангардное построение объемов, объяснявшееся наличием функциональных особенностей и связей. За эту работу друзья Явейна назвали его «конструктивистом, ушедшим в новгородское подполье».
zooming
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал в Великом Новгороде. 1945 – 1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Стадион на Крестовском острове: Никольский и Явейн
Грандиозный проект А. С. Никольского – стадион и Приморский парк Победы на Крестовском острове – частично осуществленный перед войной, из-за болезни архитектора в 1952-53 годах приостанавливается. Тогда Учитель предлагает своему ученику – Игорю Явейну – принять участие в завершении проектных работ по второй очереди строительства. Явейн присоединяется к авторскому коллективу, выполняет проектные проработки по мотивам Учителя и всячески противостоит попыткам изменения его замысла. Олег Явейн хорошо помнит этот период. «Отец помогал Никольскому с проектированием стадиона Кирова, когда Никольский серьезно заболел. Я, еще совсем маленький, сидел рядом и рисовал тот же стадион...»
Стадион на Крестовском острове. Разработка проекта А.С. Никольского. 1952 –1954 гг.
© О. Явейн и Н. Явейн

Преемственность поколений
В 1950–1970-е годы Игорь Явейн снова обращается к проектированию «расширяющихся вокзалов», но теперь тема потоков срастается идеологией эпохи индустриального строительства. В проекты вводится продукция ДСК, закладываются возможности расширения, трансформации. В 1960 году Явейн представляет на конкурс «авангардный» проект Ленинградского морского вокзала, спустя три года участвует в конкурсе на вокзал и площадь в городе София. Образность этого проекта отразится потом в вокзале, построенном на латвийской станции Дубулты Прибалтийской железной дороги, который Игорь Явейн проектирует уже вместе с сыном Никитой. Вокзал, обслуживавший сразу три вида транспорта – железнодорожный, автобусный и речной – был достроен к 1977 году; упругая дуга его навеса на путями очень эффектна. Затем подобный мотив будет встречаться в проектах «Студии 44».
zooming
Морской вокзал в Ленинграде. 1960 г.Конкурсный проект. III премия
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал и площадь в городе Софии. 1963 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Обаяние личности отца было огромным, – вспоминают Олег и Никита Явейны, так что их собственный выбор профессии определился сам собой. Диплом, который делал Никита Явейн в ЛИСИ, был, по его словам, продолжением идей, изложенных отцом.
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн
Вокзал на станции Дубулты. 1977 г.
© О. Явейн и Н. Явейн

Книга Игоря Явейна «Архитектура железнодорожных вокзалов» была издана в 1938 году, а изложенные в ней положения о влиянии потоков на архитектуру транспортных сооружений стали определяющей доктриной в архитектуре вокзалов вплоть до настоящего времени.

15 Июля 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Похожие статьи
Памяти Феликса Новикова
Ушел из жизни Феликс Новиков, архитектор, автор Дворца пионеров на Ленинских горах и Зеленограда, историк архитектуры модернизма и увлеченный публицист.
Слово о друге
В память о Феликсе Новикове публикуем его эссе, посвященное Джиму Торосяну и написанное в 2019 году для книги, которую сейчас готовит в издательстве Tatlin архитектор Карен Бальян. С разрешения автора и издательства.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Памяти Евгении Кириченко
Ушла из жизни Евгения Ивановна Кириченко, человек, открывший нам ценность русской архитектуры модерна и эклектики, увлеченный и продуктивный исследователь, умный и жизнерадостный собеседник. Светлая память.
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик Иона Фридман озвучил в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.