«Харизма без притворства»

Притцкеровская премия за 2022 год присуждена Дьебедо Франсису Кере из Буркина-Фасо: это первый лауреат африканского происхождения за историю этой награды.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Жюри под председательством Алехандро Аравены выбрало Дьебедо Франсиса Кере очередным лауреатом Притцкеровской премии не только за чисто архитектурные таланты, но также за его социальный активизм, внимание к экономии ресурсов и другим аспектам «устойчивости».
 
Дьебедо Франсис Кере
Фото © Lars Borges

Кере родился в 1965 в поселении Гандо в Буркина-Фасо как старший сын вождя. Он смог получить среднее образование, а затем – гранты: сначала на обучение профессии плотника в Германии, а потом и на архитектурное образование в Берлинском техническом университете. Этот вуз он закончил в 2004, хотя профессиональную и активистскую деятельность начал раньше: в 1998 Кере основал благотворительный фонд для строительства удобной школы в Гандо (там не было никакой школы, поэтому сам он в семь лет был вынужден уехать учиться в другой город).
 
Начальная школа в Гандо
Фото © Erik-Jan Owerkerk

Начальная школа в Гандо (2001) и принесла ему славу: в 2004 он получил за нее архитектурную премию Ага Хана как за образец ресурсоэффективной для пользователей, комфортной и при этом низкобюджетной архитектуры. Важный аспект: в строительстве участвовали местные жители, то есть Кере удалось соединить полученные в Германии знания и национальные традиции, и передать их землякам в ходе своего рода повышения квалификации. Опять же, их мнение и пожелания учитывались в ходе разработки проекта.
 
После 2004 Кере стали приглашать с докладами на международные конференции, и гонорары за них он использовал для дальнейших социально-архитектурных проектов. Так в Гандо появились жилье для учителей, новый школьный корпус, а также  библиотека с верхним светом: проникает он сквозь горлышки вмонтированных в кровлю горшков.
 
Школа Бенга Риверсайд в Тете, Мозамбик
Фото © Francis Kéré
Институт технологии Буркина в Кудугу, Буркина-Фасо
Фото: Jaime Herraiz для Kéré Architecture
Институт технологии Буркина в Кудугу, Буркина-Фасо
Фото © Francis Kéré

Основная масса реализованных построек Дьебедо Франсиса Кере – хотя их сравнительно немного – это образовательные и медицинские учреждения в Буркина-Фасо, Мозамбике, Кении. Всех их отличает экономия ресурсов, достаточно простые, но неизменно продуманные и даже остроумные методы строительства (чтобы обойтись своими силами, без высококвалифицированных и потому дорогостоящих рабочих), учет сложных климатических условий. В этих зданиях нет кондиционеров, минимально используется электрический свет: интерьер защищен от палящего солнца, но естественное освещение там всегда используется. Горячий воздух уходит из помещений через верхние проемы, и так там поддерживается комфортная температура. Также Кере помнит о чисто социальной роли архитектуры: его здания рассчитаны на неформальные сборища и общение, как внутри, так и снаружи.
 
Центр здравоохранения и социального обеспечения в деревне Лаонго, Буркина-Фасо
Фото © Francis Kéré
Жилье для врачей в Лео, Буркина-Фасо
Фото © Francis Kéré
Средняя школа «Лицей Шорге» в Кудугу, Буркина-Фасо
Фото © Iwan Baan

При этом его постройки никогда нельзя назвать примитивными, это качественная архитектура с продуманными композицией и пропорциями, долей сдержанной оригинальности. Жюри Притцкеровской премии считает, что у них есть «харизма без притворства».
 
У Кере есть и более крупные проекты: здание Парламента Буркина-Фасо в Уагадугу (реализация его под вопросом после недавнего военного переворота) и сооружение той же функции в соседнем Бенине: оно уже почти готово.
 
Кампус института Startup Lions в округе Туркана, Кения
Фото © Francis Kéré
Парламент Буркина-Фасо в Уагадугу, Проект
© Kéré Architecture

Кере – герой множества публикаций, участник многочисленных конференций и выставок, включая Венецианскую биеннале, в том числе в форме разнообразных временных сооружений – от павильона галереи «Серпентайн» в Лондоне до инсталляции на музыкальном фестивале «Коачелла» в Калифорнии. Премий у него тоже было немало, например, американская Marcus Prize с призовым фондом в 100 000 долларов.
Парламент Бенина в Порто-Ново. В процессе реализации
© Kéré Architecture
Летний павильон галереи «Серпентайн» в Лондоне
Фото © Iwan Baan

Однако ни одной постройки в «первом мире» у него нет – за исключением, опять же, полухудожественных работ, как беседка Xylem в арт-центре в штате Монтана, недалеко от Йеллоустонского парка. При этом он участвует в западных конкурсах и прекрасно понимает – учитывая берлинское образование и опыт работы по дереву, который демонстрирует тот же Xylem – как работать в не-тропическом климате. Такая ситуация ставит под сомнение любые лозунги о мультикультурности и инклюзивности: Кере и других не-западных, не-северных архитекторов можно осыпать наградами и «декоративными» заказами типа «Серпентайн», но если их при этом не готовы принимать как равноправных профессионалов на любых площадках и территориях, не только на их родине, то любая постулируемая открытость на деле оказывается – притворством.
Инсталляция Sarbalé Ke на фестивале «Коачелла», штат Калифорния
Фото © Iwan Baan
Павильон Xylem в арт-центре Tippet Rise, штат Монтана
Фото © Iwan Baan

15 Марта 2022

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Пресса: Мастера тонкой перестройки
Премию Pritzker prize, которую называют «архитектурной Нобелевкой», получили в этом году Жан-Филипп Вассаль и Анна Лакатон, архитекторы, которые считают, что новое — это хорошо перестроенное старое. За всю историю премии это лишь третья, полученная французами. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Пресса: Марта Торн: Архитектура должна соответствовать контексту...
Притцкеровскую премию сравнивают с Оскаром, так как это самая престижная награда в области архитектуры. О том, почему её ни разу не получал архитектор из России, а также о главных мировых трендах РИА Недвижимость рассказала исполнительный директор Притцкеровской премии Марта Торн. Она станет одним из спикеров Moscow Urban Forum 2017, который пройдет с 6 по 12 июля.
Пресса: Кто эти люди? Притцкеровская премия 2017
Притцкеровская премия 2017 года, которая была вручена испанскому бюро RCR Arquitectes в марте, вызвала бурную реакцию всей профессиональной общественности. Одни изумились, откуда взялись лауреаты, проекты которых до вручения премии даже англоязычный Google знал через один, другие с восторгом восприняли это: новые имена и окончательное движение прочь от звёздной архитектуры.
Пресса: Место красит архитектора
39-м лауреатом главной архитектурной премии мира стало испанское бюро RCR, никак не прославившееся в архитектуре и никому не известное до присуждения премии. Парадоксальное решение притцкеровского жюри комментирует Григорий Ревзин.
Трое из Каталонии
Лауреатами Притцкеровской премии стали архитекторы каталонской студии RCR Arquitectes. Впервые за всю историю жюри выбрало сразу трёх победителей.
Пресса: Лекарство от звездной болезни
Присуждение Притцкеровской премии «архитектору для бедных» Алехандро Аравене — не такая уж неожиданность. Его деятельность более всего отвечает устойчивому интересу последних лет к социальным аспектам архитектуры, по этой же причине Аравена выбран куратором следующей архитектурной биеннале в Венеции. Поворот к социальному связан с усталостью от нарциссизма архитектуры, пораженной звездной болезнью последних десятилетий, а точкой отсчета можно считать биеннале 2000 года под девизом «Меньше эстетики, больше этики».
Пресса: Человек года
Чилийский архитектор, куратор предстоящей Венецианской архитектурной биеннале Алехандро Аравена получил Притцкеровскую премию 2016 года. Общественность расценила это как утверждение смены архитектурной парадигмы.
Пресса: Премия в память
Церемония вручения Притцкеровской премии, состоявшаяся 15 мая, проходила не так, как обычно.
Пресса: Его палаточные города
Сороковым лауреатом премии Притцкера стал немецкий архитектор Фрай Отто. Получив премию, он сразу умер. О лучшем архитекторе мира 2015 года – Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Белые кровли
Офис продаж для жилого комплекса в Ухани в будущем превратится в детский сад для его обитателей. Архитекторы Atelier Xi заложили в свой проект оба варианта использования, чтобы не тратить ресурсы на снос и новое строительство.
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.